Главная » ПОЛИТИКА » Большой дом на Литейном

Большой дом на Литейном

В этом здании, впоследствии прозванным – Большой дом на Литейном, расположенном на Литейном проспекте, 4, в Санкт- Петербурге, в 1930-1940-х годах располагалось управление НКВД по Ленинграду и Ленинградской области. За громкими «деяниями» этой организации тянулся страшный кровавый след.

Большой дом на Литейном

Большой дом на Литейном

Малая Лубянка

Мрачное восьмиэтажное здание в стиле советского конструктивизма, выходящее сразу на три городских ма­гистрали, давно уже стало доминантой знаменитого Литейного проспекта. Монументальное и аскетичное, совершен­но безликое, с высокими пилонами и окнами, с первым этажом, облицован­ным тяжелым гранитом, оно с момента постройки воплощало в себе дух непри­ступности, закрытости и особой опасности, распространяемой на все окру­жающее пространство.

Прозванное в народе Большим домом, это здание во времена сталинских репрессий внушало ленинградцам ужас. Молва утверждала, что не дай бог попасть в его застенки: войдешь молодым, а выйдешь оттуда старым и больным, а то и отправишься сразу в мир иной.

«Жандармерия», «Ма­лая Лубянка», «Собор Пляса-на-крови», «Девятый вал». Как только это здание не называли! Соответственно прозвищам возникали вокруг зловещей цитадели и многочисленные мифы и легенды.

Мистика по наследству

В XVIII веке на этом месте распола­гался Пушечный двор, где хранилась артиллерия, в том числе и трофейная.

Затем его разобрали и возвели арсе­нал, за которым остались те же функ­ции. Здесь же находился и Сергиевский всей артиллерии собор (в 30-х го­дах прошлого века его взорвали). В 1865 году здание было передано Окружному суду и Судебной палате.

Тут проходили самые громкие процессы в стране: в залах этого здания вынес­ли смертный приговор террористам, убившим императора Александра II в 1881 году, а через 6 лет здесь же по делу о покушении на императора Алек­сандра III был приговорен к смертной казни старший брат Ленина Александр Ульянов.

Александр Ульянов и Александр III

Александр Ульянов и Александр III

В 1917-м, когда разразилась революция и заполыхали полицейские участки и тюрьмы, здание суда было сожжено. В таком виде оно и существо­вало до 1931 года, пока по инициативе первого секретаря Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) С. М. Кирова территорию не расчистили от руин и не заложили новое здание для управле­ния НКВД.

На месте бывшей Судебной палаты возвели два административных здания, объединенных общими пере­ходами и коридорами не только между собой, но и со старинной царской тюрь­мой на Шпалерной улице — ДПЗ (до­мом предварительного заключения), прозванной Шпалеркой. Все три зда­ния вошли в систему управления НКВД.

Большой дом на Литейном: Слухи и домыслы

Слухи об отрицательной энергети­ке Большого дома возникли не просто так: говорят, что для облицовки первого этажа были демонтированы и вывезе­ны с ленинградских кладбищ гранитные плиты. Ими якобы был завален весь Литейный проспект, и сотни заключенных целыми днями стирали с них надписи. По другой версии, гранит был «чистым» — его привозили с Урала. Но в народе боль­ше верили в месть и гнев потревоженных покойников — слишком уж много людей погибло в застенках этой цитадели.

Поговаривали, что здание имело не только восемь наземных этажей, но и столько же подземных — в замурован­ных ныне подвалах проводились рас­стрелы. Массивные книжные шкафы в кабинетах следователей всегда стояли пустые — как позже выяснилось, они использовались для изощренных пыток.

Камеры Большого дома на Литейном

Камеры Большого дома на Литейном

Также говорили, что во время Великой Отечественной войны в здание Большо­го дома не попало ни одного снаряда, а все потому, что на крыше держали плен­ных немцев, служивших живым щитом. Другие утверждали, что немецкие бом­бардировщики действительно избегали атаковать Большой дом, но только из-за зениток, якобы установленных на крыше и в башенках.

Во время блокады Ленинграда по городу ходили слухи, что в застенках мрачного здания днем и ночью работала специальная электрическая мельница по перемалыванию тел замученных узников. Останки казненных сбрасывали в Неву, а для удобства к реке была проложена сливная труба, по которой кровь убитых стекала в воду. Ленинградцы были увере­ны, что именно с тех пор цвет воды в Неве напротив Большого дома навсегда при­обрел красновато-коричневый оттенок.

Еще более ужасную историю рас­сказал некий ленинградский водолаз, который недалеко от Троицкого моста обнаружил вертикально расположенные трупы — к их ногам были привязаны гру­зы, но из-за сильного течения тела рас­качивались, размахивая руками и качая головами. Водолаз поведал, что чуть с ума не сошел от увиденного кошмара. На фоне этих страшилок родилась легенда о том, что все строители Большого дома были замучены в пыточных камерах, дабы тайны секретных застенков НКВД никогда не выплыли наружу.

Узники Шпалерки

Через камеры Большого дома и Шпалерки прошли сотни людей — как знаменитых артистов, ученых, инжене­ров, военных, так и простых советских граждан, арестованных по многочис­ленным ложным доносам. Здесь был «перемолот» так называемый Киров­ский поток (дело об убийстве С. М. Ки­рова), подвергались дознаниям и пыт­кам обвиняемые по «Ленинградскому делу» 1949-1950-х годов, были расстре­ляны и приговорены к большим срокам и ссылке члены «Литературной группы», в том числе и знаменитая поэтесса Оль­га Берггольц.

Подвал Большого дома на Литейном

Подвал Большого дома на Литейном

Прошел через Шпалерку и поэт Николай Заболоцкий, обвиненный в антисоветской пропаганде: его лиша­ли воды и пищи, не давали спать, из­бивая резиновыми галошами. Из Шпа­лерки его отправили в лагерь на долгие 7 лет, а потом и на поселение, но после смерти вождя он был полностью реаби­литирован. В подвалах Большого дома побывали поэт Даниил Хармс и актер Георгий Жженов. Хармс, дабы избежать расстрела, притворился сумасшедшим и позднее, в блокаду, умер от голода в тюремной больнице, а Жженов провел около 16 лет по лагерям и ссылкам.

Палач и генерал

Два с половиной года провел в Шпалерке и будущий знаменитый мар­шал К. К. Рокоссовский. Он был арес­тован по подозрению в связях с поль­ской и японской разведками. В тюрьме Рокоссовский подвергался жесточай­шим пыткам и избиениям: ему выбили зубы, ломали ребра, молотком дробили пальцы ног, несколько раз выводили в тюремный двор на расстрел и делали холостой выстрел.

Константин Константинович (Ксаверьевич) Рокоссовский (21 декабря 1896-3 августа 1968)

Константин Константинович (Ксаверьевич) Рокоссовский (21 декабря 1896-3 августа 1968)

В пытках «шпиона» активно принимал участие начальник УНКВД по Ленинграду и Ленинград­ской области Л. Заковский. Этот палач выдвинулся при Генрихе Ягоде, был одним из инициаторов организации ГУЛАГа в СССР, руководил репресси­ями после убийства С. М. Кирова, а в 1937-1938 годах наряду с А. А. Ждано­вым развернул массовый террор в го­роде на Неве.

Нередко он лично испол­нял расстрельные приговоры. При его участии было истреблено более 11 ты­сяч ленинградцев. Летом 1938 года Заковского арестовали как английского и немецкого шпиона и расстреляли. За ним последовала и вся его семья — жена, брат и сестра.

А Рокоссовский, который после всех издевательств так ни в чем и не признался, был в марте 1940-го реабилитирован и даже по­лучил звание генерал-майора. Что до Заковского, то, по слухам, призрак «красного палача» с руками по локоть в крови иногда появляется на Литейном и бродит вокруг Большого дома, пытаясь проникнуть в здание…

Ольгу Берггольц, как и ее первого мужа, поэта Бориса Корнилова, арестовали в 1937 году. Корнилова расстреляли, а Берггольц допрашивали с пристрастием, да так, что она, находившаяся на большом сроке беременности, потеряла ребенка. В 1938 году вновь беременную поэтессу опять арестовали, и после побоев и пыток в тюрьме она родила мертвого ребенка. Про­ведя в Шпалерке 171 день и не признавшись ни по одному пункту обвинения, мужествен­ная женщина была освобождена и в даль­нейшем полностью реабилитирована.

Прошел через Шпалерку и поэт Николай Заболоцкий, обвиненный в антисовет­ской пропаганде: его лишали воды и пищи, не давали спать, избивая резино­выми галошами.

По одной из версий, кладбищенскими плитами облицевали не Большой дом, а Обводный канал, где якобы до сих пор находят надписи — имена и фами­лии некогда погребенных. Старожилы утверждали, что от канала действи­тельно веяло могильным холодом и недаром именно здесь сводили счеты с жизнью многочисленные самоубий­цы как в царские, так и в советские времена. В 1923 году в канале обнаружили 89 утопленников, в 1933-м — 107 тел. Но рекордным стал 1993 год — 303 случая самоубийств!

 

Оставить комментарий

error: Content is protected !!