Главная » ВЛАСТЬ » Горгона революции во главе Петроградской ЧК

Горгона революции во главе Петроградской ЧК

Телесериал «Адъютант его превосходительства», снятый по мотивам одноименного романа Игоря Болгарина, заслуженно любим зрителями нескольких поколений. Безусловно, фильм о героическом разведчике Кольцове вызывал понятную гордость у советского кинозрителя.

Яковлева во главе Петроградской ЧК

Но при этом заметим, что «киношная» история сотрудника ЧК, ставшего адъютантом командующего Добровольческой армией, меркнет в сравнении с реальной, но малоизвестной историей защитника самодержавия — Александра Николаевича Гавришенкова, внедренного в высшие органы ВЧК под своей фамилией…

Великая Еди­ная Россия

Офицер контрразведки Бал­тийского флота сумел не только проникнуть в самое сердце Петроградской ЧК, но и стать первым помощником ее предсе­дателя. Более года его работы в здании на Гороховой улице — самая успешная агентурная разработка белогвардейской подпольной организации «Великая Еди­ная Россия».

И его деятельность также сопровождалась страстным романом, да не с кем-нибудь, а с главой петербург­ской чрезвычайки! Да-да, руководила там женщина — Варвара Яковлева…

Варвара Николаевна Яковлева vs Александр Николаевич Гавришенков

Варвара Николаевна Яковлева ро­дилась в 1884 году в семье богатого московского торговца-иудея, приняв­шего православие. Окончила физико-математический факультет Высших женских курсов, мечтала стать астро­номом. Верный ленинец, член партии большевиков с 1904 года, активный участник московского вооруженного восстания. Три ареста, три приговора, три ссылки. Побеги и жизнь на неле­гальном положении. Делегат трех пар­тийных съездов РСДРП(б), кандидат в члены ЦК.

В ноябре 1918-года Яковлеву назначили на пост председателя Петроградской ЧК

В ноябре 1918-года Яковлеву назначили на пост председателя Петроградской ЧК

На заседании в октябре 1917 года о взятии власти у Временного правительства она вела протокол этого исторического события.

К своим 33 годам Варвара стала напоминать античную героиню — Гор­гону. Смугловатая кожа, на голове тугая коса лежит свернутой черной анакон­дой. Она не верила в Бога, ненавидела самодержавие и не считала Россию своим Отечеством.

И яда классовой ненависти хватило бы у нее на тыся­чу королевских кобр. В ноябре 1918-года Яковлеву назначили на пост предсе­дателя Петроградской ЧК. Она стала единственной женщиной в главной кол­легии ВЧК за все время ее существова­ния в 1917-1922 годах. И как у мифичес­кой горгоны, взгляд ее огромных глаз нес неминуемую смерть всем врагам революции.

Яковлева, по утверждению нидерландского дипломата Виллема Аудендейка, отличалась нечеловечес­кой жестокостью. Зинаида Гиппиус писала в своем дневнике:

«14 октября 1918 года, воскресенье. В Гороховой (ВЧК) чрезвычайке орудуют женщины (Стасова, Яковлева), а потому царству­ет особенная — упрямая и тупая — жес­токость».

Александр Николаевич Гавришенков — год рождения 1880-й. В 1899 го­ду окончил морской кадетский корпус. Потомственный дворянин, всю свою жизнь верой и правдой служивший царю и Отечеству.

Пока молодая Варвара в 1905-м агитировала в Москве за вооруженное восстание, Александр защищал нена­вистное ей Отечество на войне с японцами. Когда она в подполье мечтала о крахе самодержавия, он защищал его на фронтах Первой мировой. К октяб­рю 1917-го она — кандидат в члены ЦК большевистской партии, он — капитан 2-го ранга, заместитель начальника от­дела контрразведки штаба Балтфлота.

Цусимское сражение. 1905 год.

Цусимское сражение. 1905 год.

В ноябре 1918 года ей поставлена ре­волюцией задача: задавить контрреволюцию в красном Петрограде. Ему же по заданию подпольной офицерской орга­низации «Великая Единая Россия» пору­чено внедриться в Петроградскую ЧК и способствовать освобождению столицы Российской империи от большевиков.

Роман с секретом

Их познакомил бывший офицер авиа­ции Балтфлота, красный военлет Берг во время инспекции воздушного дивизиона Кронштадта главой местной ЧК.

Товарищ Яковлева! — отчеканила чекистка и первой протянула руку.

Александр Николаевич, — старо­режимно представился бывший флот­ский офицер и, галантно склонившись, приложился губами к чуть им повер­нутой руке. — До революции служил в отделе контрразведки флота. Мой друг говорил, что вашей организации нужны сотрудники с опытом контрразведыва­тельной работы. Готов служить… Вам!!!

Очень скоро Яковлева потеряла голову. Ей 34 года — возраст расцве­та женской тяги к мужской ласке. А что она видела в своей жизни? «Революци­онного мужа» — профессора астроно­мии Пулковской обсерватории, больше смотревшего в телескоп, чем на жену. Пошлое хамство тюремных надзирате­лей, «бесполость» товарищей по партии да хамство революционных матросов…

В здании на Гороховой, 2, где разме­щалась Петроградская чрезвычайка, не ощущали дефицита продуктов и спирт­ного. Но кто там умел ловко откупорить бутылку «Клико» еще из царских винных запасов и изящно наполнить хрусталь­ные бокалы из брошенного княжеского особняка? Кто подавал женщине руку при выходе из автомобиля? И наконец, глаза…

Глаза ее главного помощника, которые светились даже в темноте жар­ких ласк необыкновенной, совершенно не пролетарской любовью. И Варвара, в отличие от своей задушевной подруги Шурочки Коллонтай, «пила свободную любовь» не стаканами водки с толпой матросов, а бокалами шампанского и лишь с одним-единственным мужчиной! И таким долгожданным!

Комендантское управление Смольного. 1917 год. Яковлева в конце стола

Комендантское управление Смольного. 1917 год. Яковлева в конце стола

Гавришенков полностью оправды­вал не только чаяния и надежды влюб­ленной женщины, но и ожидания своих соратников по борьбе с большевизмом.

Из донесений отдела армейской разведки командующему Северо-За­падной добровольческой армии гене­рал-лейтенанту Н. Н. Юденичу:

«Имеем возможность читать не только всю сек­ретную переписку Петроградской ЧК, штаба Петроградского военного округа и Балтийского флота, но и резолюции, на документы накладываемые. В насто­ящее время разведотдел штаба Севе­ро-Западной добровольческой армии регулярно получает всю информацию о противостоящих силах Красной армии. 1 мая 1919 года»

«За три месяца работы нашего аген­та в состав особой роты ЧК принято на службу 5 членов организации. Регуляр­но получаем подписанные ордера на освобождения заложников из тюрьмы ЧК. Получены 6 чистых удостоверений сотрудников ЧК».

Эти сообщения в штаб генерала Юденича говорят сами за себя.

Кроме того, жители Петрограда бук­вально на своей шкуре почувствовали, что революционный террор ЧК смягчил­ся. Чуть-чуть, но все же. «Вот что значит во главе ЧК — баба!» — глухо роптали одни и облегченно вздыхали другие. И те и другие были правы.

Именно тога в первый и последний раз в жизни, пусть и на короткий период, «красная горгона» чувствовала себя любящей и верила — любимой женщиной. Тогда ее густые локоны мягко покрывали грудь ненаглядного, а не шипели «ядовитыми головами революционного террора».

Неудавшаяся сделка

Вскоре и в Москве увидели, что «то­варищ Яковлева» постепенно утрачива­ет свою революционную неукротимость. В январе 1919 года ее отозвали в Москву, где она работала в ЦК РКП(б), в Наркомпроде РСФСР. А «чекист» Гавришенков остался служить в здании ЧК на Гороховой.

Именно при его активном содей­ствии армия Юденича успешно наступа­ла на Петроград. Но в октябре 1919-го ему пришлось делать тяжелый выбор: спастись самому или спасти агента британской разведки Рейли. Британца он спас, но этим разоблачил себя.

Всероссийская коллегия ВЧК «дело» вела тихо — не в ее интересах было поднимать громкий скандал. Варвара пыталась спасти Гавришенкова: лично просила Дзержинского помиловать лю­бимого.

И была столь убедительна, что «рыцарь революции» был готов пойти ей навстречу — при условии, что белогвар­деец в чекистской кожанке искренне продолжит служить советской власти и выдаст всю известную ему информацию об антисоветском подполье. Но Гавришенков отказался идти на сделку. Отка­зался и от встречи с Яковлевой. Он был расстрелян 31 декабря 1919 года.

«Красная горгона» — нарком финан­сов РСФСР в 1929-1937 годах — была осуждена в 1938-м за антисоветскую деятельность и расстреляна 11 сентября 1941 года в Орловской тюрьме НКВД. Яд революционного террора отравил и ее.

Адъютант его превосходительства

Блестящий офицер, обаятельный капитан Кольцов (в исполнении Ю. Соломина) имел реальный ис­торический прототип — им был большевик В. Макаров. Бывший адъютант генерала Май-Маевского (выпускник школы прапор­щиков) отметился и в Великую Отечественную войну — он ко­мандовал партизанским отрядом в Крымских горах.

Юрий Соломин. Адъютант его превосходительства

Юрий Соломин. Адъютант его превосходительства

Скончался в начале 1960-х. оставив мемуары о своей жизни и службе у белых. Но если фильм «Адъютант его превосходительства» уже отметил свой полувековой юбилей, то история любви двух непримиримых политических врагов — высокопоставленных сотрудников Петроградской ЧК — еще ждет своих летописцев и режиссеров.

 

Оставить комментарий

error: Content is protected !!