Главная » АРМИЯ » Город Кале и его главная заслуга

Город Кале и его главная заслуга

История знает немало примеров гражданских подвигов. Правда, о них реже говорят, ведь они куда менее ярки и впечатляющи, чем военные, хотя мужества и самопожертвования порой требуют большего, чем на поле боя. Взять хотя бы тот подвиг, который совершил город Кале и его граждане…

Город Кале и его главная заслуга

Город Кале на карте

Столетняя война. Суть

В 1337 году между Англией и Францией началась война, кото­рая с небольшими перерывами продолжалась 116 лет и пото­му вошла в историю как Столетняя война. Английские короли стремились вернуть принадлежавшие им прежде французские земли, а Франция старалась лишить их последних владений на континенте.

Непокорный город Кале

В 1346 году английский король Эдуард III перепра­вился со своими войсками через пролив Ла-Манш и под­верг опустошению северные районы Франции. Англича­не безжалостно разоряли и сжигали деревни, грабили и бесчинствовали в захвачен­ных ими городах. Француз­ский король Филипп VI пытал­ся оказать сопротивление, но 26 августа в битве при Креси потерпел сокрушительное по­ражение.

Ввиду приближающейся зимы Эдуард III решил оста­новиться в надежно защи­щенном месте, которое по­зволяло бы беспрепятствен­но получать подкрепление из Англии и снабжать армию всем необходимым.

Король Англии Эдуард III

Эдуард III (Edward III) (1312–1377), прозванный Виндзорским, король Англии. Эдуард родился в Виндзорском дворце 13 ноября 1312, старший сын Эдуарда II и Изабеллы, дочери короля Франции Филиппа IV. В 1325 Изабелла вызвала сына в Париж, чтобы он от имени отца принес присягу верности французскому королю как сюзерену английских владений во Франции.

Наиболее подходящим для этих целей представлял­ся приморский город Кале, и 4 сентября 1346 года англи­чане подступили к его стенам. Французский гарнизон был сравнительно немногочис­ленным, и потому король не сомневался, что без труда вы­нудит его к капитуляции.

Однако защитники Кале, окруженного двойным рвом и прочными стенами, сдавать­ся не собирались. Они пре­красно знали об участи жите­лей городов, захваченных ан­гличанами, и решили стоять до конца, надеясь на помощь своего монарха.

Осада

Убедившись, что захватить Кале с налета не получится, ко­роль приказал подвезти пушки, катапульты и штурмовые лест­ницы. Но, несмотря на продол­жительный обстрел, проломить стены города не удавалось, и тогда Эдуард III приказал перейти к его осаде. Кале был окружен со всех сторон, после чего в город смог пробиться только один французский кон­вой с продовольствием.

А между тем лагерь англи­чан превратился в целый го­родок с деревянными дома­ми и рыночной площадью, на которой продавались одеж­да и продукты, доставлявши­еся из соседней Фландрии и Англии. Кроме того, англи­чане совершали набеги на окрестные поселения, захва­тывая заготовленные на зиму запасы сельчан.

Осада Кале. 1346 год

Осада Кале. 1346 год

Филипп VI, оправившись от поражения, нанял в Генуе воен­ные корабли, которые прерва­ли подвоз провианта в лагерь Эдуарда III по морю, а на суше его отряды стали нападать на английских снабженцев, так что тем пришлось прекратить свои грабительские рейды.

Среди осаждающих ста­ла ощущаться нехватка продо­вольствия, но положение бло­кадников было куда более тя­желым. В Кале начался голод, и, чтобы обеспечить боеспо­собных защитников хотя бы остатками запасов пищи, бур­гомистр выслал из города са­мых бедных женщин, детей и стариков. По одним сведени­ям, их было около 500 человек, по другим — более 1 500.

Дальнейшая их судь­ба достоверно неизвест­на. Современники-французы утверждали, будто англичане не пропустили этих несчаст­ных через свои посты, и те умерли от голода. А фламанд­ский хронист Жан Лебель уве­рял, что Эдуард III проявил милосердие, приказав накор­мить беженцев и дать им не­много денег.

Несбывшаяся надежда

Через 11 месяцев после на­чала осады вдали показались знамена армии Филиппа VI. Жители Кале уже радостно по­здравляли друг друга с оконча­нием их несчастий и вывешива­ли на стены ковры и красивые ткани, надеясь на скорейшее освобождение, однако фран­цузский король не спешил на­чинать сражение.

Он предложил Эдуарду III заключить мир, но тот, уверен­ный в неминуемом падении Кале и раздраженный упор­ством его защитников, от пере­говоров отказался.

Тогда Филипп VI поручил двум своим маршалам произ­вести разведку местности, и те доложили, что подойти к лаге­рю англичан мешают непрохо­димые болота, а единственная ведущая к нему дорога проле­гает через мост, который на­дежно охраняется.

Не придумав ничего лучше­го, король Франции, помня о поражении при Креси, решил не ввязываться в битву с не­предсказуемым результатом: на следующее утро он снялся с лагеря и… ушел обратно.

Отряд англичан, воодушев­ленных его позорным отсту­плением, бросился вдогонку и отбил из французского обоза несколько фургонов с вином и провизией.

Все произошедшее стало для защитников Кале страш­ным ударом. Даже самые стой­кие из них пали духом. В горо­де не осталось никаких съест­ных запасов, не хватало воды. Дальнейшее сопротивление означало голодную смерть, и поэтому 1 августа 1347 года бургомистр приказал зажечь сигнальные огни, извещавшие англичан о готовности жителей Кале сдаться.

Тяжелый выбор

В ответ на просьбу бурго­мистра пощадить город и его жителей, Эдуард III заявил, что он простит их, если шесть са­мых богатых и уважаемых граж­дан Кале явятся к нему обла­ченными в простые холщовые рубахи, с веревками на шее и ключами от города в руках. При этом король оставлял за собой право поступить с ними так, как он посчитает нужным.

Глядя на строящиеся в ан­глийском лагере виселицы, го­рожане понимали, что тем ше­стерым, которые выйдут за крепостные стены Кале, уго­тована верная смерть. Но если не выполнить условие короля, жителям не избежать кровавой резни: в том, что английские солдаты, обозленные дол­гой осадой, ее устроят, никто не сомневался. Как не сомне­вались и в том, что рано или поздно британцы ворвутся в город.

Ведь защищать его уже было некому: от голода люди с трудом держались на ногах, а последняя надежда, которая одна только и давала им сил, исчезла вместе с уходом ар­мии Филиппа VI.

Среди горожан, собрав­шихся на рыночной площа­ди для решения своей участи, надолго воцарилось тягостное молчание. Люди боялись смо­треть друг другу в глаза. Нако­нец подал голос Эсташ де Сен-Пьер — один из самых богатых людей Кале. Он заявил, что не сомневается: Бог будет мило­стив к тем, кто пожертвует со­бой ради спасения своих со­граждан, и потому он, Эсташ де Сен-Пьер, готов стать пер­вым добровольцем из шести.

По сообщению французско­го историка и поэта Фруасса­ра (XIV век), люди кланялись ему, а многие со слезами па­дали в ноги. Воодушевленные словами де Сен-Пьера, к нему присоединились богатые куп­цы и землевладельцы: братья Жак и Пьер де Виссан, почтен­ный Жан д’Эр, а также уважае­мые горожанами Андре д’Андр и Жан де Фьен. Можно только догадываться, что испытыва­ли при этом их родственники, жены и дети.

Королевская милость

Когда шестеро доброволь­цев предстали перед Эдуар­дом III, он заявил, что они бу­дут казнены в назидание всем тем, кто противится его коро­левской воле. Советники пы­тались уговорить его сме­нить гнев на милость, утверж­дая, что именно в таких случа­ях должно проявляться истин­ное величие монарха, но он твердо стоял на своем.

Шестеро добровольцев Кале предстали перед Эдуардом III

Шестеро добровольцев Кале предстали перед Эдуардом III

Тогда к нему обратилась его супру­га, королева Филиппа. Буду­чи на последнем месяце бере­менности, она умоляла Эдуар­да пощадить этих несчастных и достойных людей, так как счи­тала их казнь дурным предзна­менованием для своего еще не рожденного ребенка. Если верить Фруассару, она даже встала на колени! И тогда ко­роль, уступая ее просьбе, тор­жественно объявил об отмене казни.

Впрочем, современные ис­следователи сильно сомнева­ются в достоверности описан­ной сцены. По их мнению, Фи­липпа вряд ли стала бы пере­чить супругу на глазах англий­ского войска и жителей Кале, высыпавших на стены города. Зато известно, что в Средние века такое событие, как сда­ча города, нередко обставля­лось в виде театрализованно­го представления.

Поэтому не исключено, что и обращение к Эдуарду III его советников, и просьба королевы Филиппы, и эффектное дарование пощады королем были согласованы за­ранее.

Но это ничуть не умаля­ет значимости поступка Эсташа де Сен-Пьера и его товари­щей. Ведь они-то не знали об уготованном им помиловании!

Выполняя условие Эдуарда III, они спасали жизни своих со­граждан. И это хорошо пони­мали последующие поколения жителей Кале, которые всегда чтили память своих героиче­ских земляков…

 

Оставить комментарий