Главная » ОТДЫХ » Горячий шоколад или порошок ведьм

Горячий шоколад или порошок ведьм

Душной и влажной ночью, когда дымка накрыла горы, окружающие Сантьяго-де-Гватемалу, юная метиска Мелькора де лос Рейес отдалась своему возлюбленному, нарушив все строгие запреты, царившие в католическом обществе Гватемалы XVII века. Молодой человек обещал жениться на ней, но наутро позабыл все свои клятвы. И обесчещенная Мелькора отправилась за советом к колдунье.

Горячий шоколад или порошок ведьм

Та дала девушке порошок и велела подсыпать его утром в горячий шоколад любовника, чтобы тот подчинился ее воле. Мелькора послушно скормила приворотное зелье избраннику и… попала в застенки инквизиции.

Отягчающее обстоятельство

У многочисленных представитель­ниц магического ремесла, торговавших заклинаниями, приворотным и прочими зельями, клиенток всегда хватало. Ведь именно к ним гватемальские женщины шли со своими бедами: одних бросали неверные возлюбленные, вторых били мужья, третьих терзала всепоглоща­ющая неразделенная страсть. И для каждой из них у колдуний был припа­сен свой порошок.

Одна незадача: ка­толическая церковь, утвердившаяся в Латинской Америке, категорически запрещала ворожбу в любом виде, по­лагая, что колдовство не может быть безобидным, ибо исходит от самого дьявола.

Инквизиция одинаково сурово наказывала как самих ворожей, так и их клиенток. Мелькора де лос Рейес ста­ла одной из тех, кого власти судили за колдовство, да еще и с отягчающим об­стоятельством, ведь она использовала горячий шоколад!

Где и когда появился шоколад?

В XVII веке горячий шоколад в Ла­тинской Америке был распространен примерно так же, как кофе в наши дни. К тому моменту индейцы выращивали какао уже как минимум 2 000 (!) лет. Археологи нашли следы шоколада на глиняных сосудах майя, датируе­мых 250 годом до н. э. И если в нача­ле своего победоносного шествия по континенту, европейцы считали шоколад напит­ком знати и его подавали по особым случаям, то в XVII—XVIII веках его пили уже все жители Латинской Америки.

 

Кортес Эрнан и Монтесума

Кортес Эрнан и Монтесума

 

Примечательно, что в подавляющем большинстве случаев напиток готови­ли женщины. Они сушили зерна какао, обжаривали и мололи, а порошок за­ливали водой с добавлением ванили и красного аннато — пищевого красите­ля из семян дерева ахиоте.

Получившу­юся жидкость алого цвета аборигены называли «кровью жизни» и наделяли самыми чудодейственными — в основ­ном исцеляющими — свойствами. Так, по свидетельству одного из конкиста­доров, император ацтеков Монтесума пил шоколад для поддержания муж­ской силы. А женщины племени майя часто использовали этот напиток как лекарство — во время родов или при наступлении менопаузы.

Дети разных народов

Представление о том, что шоколад полезен для здоровья, перекочевало и в колониальную эпоху. Разгромив ацтеков и майя, испанцы запретили им выращи­вать ряд растений, которые аборигены использовали в религиозных целях. Например, галлюциногенные грибы. Но какао в черный список не попало.

Во многом потому, что колонизаторы сами «подсели» на горячий шоколад, который, кстати, превратился в один из общих символов новой, смешанной латиноамериканской культуры, ведь на континенте наряду с индейцами теперь жили и испанцы, и африканцы, попав­шие в Америку в результате трансат­лантической работорговли. И не только жили, но и вступали в браки, не слишком заботясь о сохранении чистоты крови.

К началу XVII века метисы превзошли по численности европейцев, которые составляли лишь 15% населения Сантьяго-де-Гватемалы (ныне Антигуа-Гуатемала). Осознав это, колониальные власти испугались и приняли серию репрессивных законов, направленных против неевропейцев.

Например, для всех «цветных» был введен комендант­ский час, а конкретно африканцам за­претили носить драгоценности и оде­ваться так же, как индейцы. И конечно же, белая элита, тесно связанная с като­лической церковью, прибегла к помощи инквизиции. А та во второй половине XVII века действовала как хорошо отла­женная бюрократическая машина.

Женщины под ударом

Надо отдать должное инквизито­рам: в этот раз они решили, что местных жителей следует не убивать, а учить, особенно тех из них, кто обратился в христианство. Так была создана орга­низация, которая занималась искоре­нением языческих практик и обрядов и жестоко наказывала за отклонение от христианских доктрин.

Женщины страдали от этих гоне­ний гораздо больше мужчин. Всему виной — природная общительность и занятость исключительно домашним хозяйством, в силу которой испанки, аборигенки, африканки и метиски час­то пересекались на рынках и кухнях. Они делились рецептами снадобий и домашних лекарств, то есть, как бы сейчас сказали, размывали границу между магией и наукой.

И естествен­но, они часто обращались за советом к местным знахаркам — тоже женщинам. Так уж повелось, что в Латинской Америке изготовлением лекарств занимались преимущественно предста­вительницы слабого пола. Однако что такое лекарство? Самое настоящее зелье! А какое зелье обходится без магии?

Но как раз колдовства-то ев­ропейцы и боялись как огня. Поэтому инквизиция пристально наблюдала за знахарками, априори подозревая их в колдовстве: суды были завалены дела­ми о незаконной магической деятель­ности…

Завтрак по наущению дьявола

Примечательно, что в центре мно­гих дел о колдовстве фигурировал шоколад. Из целебного напитка он ка­ким-то непостижимым образом пре­вратился в магический. А поскольку готовили его исключительно женщины, то мужчины одновременно любили го­рячий шоколад и боялись его, опасаясь стать жертвами колдовства.

Предста­вители сильного пола взялись массово жаловаться на своих жен, подруг и любовниц. Жаловаться — и сдавать влас­тям. Так, страх перед колдовскими ча­рами заставил 33-летнего строителя по имени Хуан де Фуэнтес обратиться за помощью к инквизиции.

порошок ведьм

Он сетовал, что его жена Сесилия, при помощи колдов­ства сделала так, что он, к ее радости, стал не способен исполнять супружес­кие обязанности. Не меньше пугало его и то обстоятельство, что по утрам некая непреодолимая сила гнала его на кух­ню и заставляла готовить для супруги горячий шоколад.

Власти, как нетрудно догадаться, решили, что мужчина, ко­торый приносит утром жене завтрак в постель, делает это исключительно по наущению дьявола. Суд отправил Сеси­лию в тюрьму.

Богатая вдова Франсиска де Агреда и ее дочь Хуана хотели приворожить деревенского священника, который так понравился девушке. Колдунья посове­товала подсыпать ему в горячий шоко­лад обрезки ногтей. Коварные планы матери и дочери сорвал раб — он донес на них инквизиторам. Обеих женщин обвинили в колдовстве и бросили за решетку.

А некая Луиза де Гальвез, признан­ная ведьмой и попавшая в тюрьму для преступников, нарушивших законы ре­лигии, всего лишь хотела, чтобы муж перестал ее бить, и потому подсыпала ему в шоколад магический порошок, по­лученный у колдуньи по имени Анита…

К сожалению, в архивах инквизиции не нашлось сведений о дальнейшей судьбе Мелькоры де лос Рейес — де­вушки, с которой мы начали наш рас­сказ. Однако, не боясь ошибиться, можно предположить, что, как и подав­ляющее большинство других «ведьм», «колдовавших» при помощи горячего шоколада, она закончила свои дни в тюрьме.

Напрасные усилия

Инквизиция изо всех сил пыталась искоренить индейские и африканские (завезенные рабами с Черного конти­нента) духовные практики, но ее уси­лия оказались напрасны. Несмотря на гонения и преследования, коренные жители Южной и Северной Америки до сих пор колдуют и лечат при помощи старинных обрядов.

Оставить комментарий