Главная » ИСТОРИЯ » Ирма Грезе, красотка известная как Дьявол из Освенцима

Ирма Грезе, красотка известная как Дьявол из Освенцима

Ирма Грезе, надзирательница в Освенциме и Равенсбрюке — в нацистских лагерях смерти не зря получила прозвище Дьявол из Освенцима. Вспоминать её можно только безо всякого уважения, а только с ужасом, страхом и отвращением.

Ирма Грезе, красотка известная как Дьявол из Освенцима

Ирма Грезе, красотка известная как Дьявол из Освенцима

Вспоминая об этой садистке, фанатично преданной Гитлеру, мы лучше начинаем понимать, от какого ада спасли Европу и мир наши солдаты и союзники, сокрушившие Третий рейх в 1945 году.

Девочка из Мекленбурга

Ирма родилась под Мекленбургом, в большой патриархальной крестьян­ской семье. Пятеро детей, свинарник в огороде, пивные праздники, состяза­ния с соседскими девчонками…

Подростком она пережила траге­дию: покончила с собой ее мать. Причи­на банальная — измена мужа. В кресть­янском сообществе к таким шалостям относились, быть может, с чрезмерной экзальтацией. Ирма не порвала с от­цом, но, возможно, после гибели мате­ри в ней проснулось желание отомстить всему миру за несправедливость.

Это случилось как раз в 1936 году, когда атмосфера в Германии менялась и мил­лионы людей поддались коричневому безумию, которое начиналось с прими­тивного шовинизма.

А потом и в их коммуну (по-нашему — поселок городского типа) со сложным для русского уха названием Фельдбергер-Зеенландшафт пришли агитаторы НСДАП — гитлеровской партии.

Отец Ирмы посчитал, что на этих ребят мож­но делать ставку: они обещали немцам власть над всем миром, сытную и сво­бодную жизнь. А его необразованная, обиженная на все человечество дочь еще сильнее поверила в Гитлера, в Геб­бельса, во всю эту крикливую риторику.

Юная эсэсовка Ирма Грезе

Ирме не было еще 18 лет, когда она поняла, что хочет одного — уничтожать «неполноценных недочеловеков»: евре­ев, цыган, славян и тех, кто недоволен гитлеровским режимом. Словом, всех врагов «тысячелетнего рейха». Даже отец Ирмы — тоже убежденный нацист — считал, что дочери рановато играть в эти игры. Но Грезе стремилась быть побли­же к активистам, ветеранам-штурмовикам и убийцам.

Белокурая садистка Ирма Грезе заслушивает приговор британского военного трибунала

Белокурая садистка Ирма Грезе заслушивает приговор британского военного трибунала

Ее восхищали эти люди, гитлеровцы со стажем, участвовавшие в погромах. В 18 лет Грезе вступила в жен­ское вспомогательное подразделение СС и поселилась на тренировочной базе, где воспитывались кадры для службы в женском лагере смерти Равенсбрюк.

Она, конечно, стала самой старательной ученицей и бодро чеканила гитлеров­ские и геббельсовские истины о том, что немцы — высшая раса, нация хозя­ев. Остальные же должны им прислужи­вать, а некоторые народы нужно просто уничтожать. К представителям «низших наций» нельзя относиться как к людям.

Они даже не животные, а просто мате­риал, инструмент, который на каком-то этапе может принести немцам пользу. Например, отдав все силы на черной ра­боте или предоставив кровь для опытов. Разумеется, они не заслуживают ни жа­лости, ни снисхождения. А потому и ника­ких мук совести у немецкого народа быть не должно.

Великий фюрер ведет нацию к новой эре, к власти над всем миром. Была в этом учении и щепотка мистики, эзотерики, которая тоже цепляла…

Чудовище по прозвищу – Дьявол из Освенцима

Ирма считала себя красавицей и действительно была свежа и смазлива, но вырваться из нищеты собиралась не с помощью богатого мужа-бюргера, а самостоятельно, став мастерицей кара­тельных дел.

Надзиратели Освенцима и Ирма Грезе

Надзиратели Освенцима и Ирма Грезе

Ее направили на службу в Равенс­брюк, где она быстро пошла в гору и вскоре стала старшей надзирательни­цей. В ее возрасте это немало. Наверное, карьерный рост вскружил ей голову.

Из Равенсбрюка ее перевели на са­мую страшную фабрику смерти — в Ос­венцим. Там Ирма развернулась вовсю.

Ирма выбирала женщин для испытания газовых камер и для изуверских меди­цинских экспериментов доктора Йозефа Менгеле.

Ни один серийный убийца не сравнит­ся с ее кровавыми деяниями. Ирма полу­чала наслаждение от убийств, от своей власти над бесправными людьми, вино­ватыми только в том, что они родились евреями или были коммунистами.

Когда нужно было уничтожить боль­ных или слабых — тех, кто уже не мог пригодиться немецкой военной маши­не, — Ирме не требовалась подмога. Она просто выстраивала людей в не­сколько рядов и давала автоматные оче­реди. А потом, в зависимости от настро­ения, она либо добивала уцелевших, либо давала им пожить еще несколько дней. Порой она просто стреляла в тол­пу лагерниц из пистолета — тренирова­ла меткость.

Кроме автомата и пистолета, она не­изменно носила с собой длинный плете­ный кнут. Ирма даже украсила его цветны­ми камушками. Этим «девичьим» кнутом она со всей силы хлестала изможденных узниц, разрывая кожу в клочья. Многие из них потом умирали от заражения крови.

По рассказам свидетелей, Ирма спе­циально морила голодом собак (хотя и любила их), чтобы натравливать на заклю­ченных. А потом с наслаждением наблю­дала за тем, как ее подопечные терзают людей.,.

Абажур из человеческой кожи

Заключенных поражало, сколько изощренной жестокости и ярости со­средоточено в этой совсем молодой женщине. Удивлял контраст между почти детским лицом голубоглазой блондин­ки и ее страстью к пыткам и убийствам. Потому ее и прозвали ангелом смерти» или «светловолосым дьяволом».

Правда, за год, проведенный в Ос­венциме, лицо Ирмы изменилось. Глядя на ее фотографии тех лет, мы замечаем строгий колючий взгляд, волевой под­бородок. Ангел исчез окончательно. Она стала вторым человеком в женском Освенциме после лагерного коменданта.

Йозеф Менгеле, автор изуверских медицинских экспериментов

Йозеф Менгеле, автор изуверских медицинских экспериментов

Ей доверяли. Она выбирала женщин для испытания газовых камер и для изу­верских медицинских экспериментов доктора Йозефа Менгеле. Говорят, будто этот убийца входил в число любовников Ирмы. Что ж, может, и так. По крайней мере, семьи она не создала и предпо­читала вести беспорядочную половую жизнь, правда исключительно с истин­ными арийцами.

Абажур прикроватной лампы в ее спальне был сработан из нескольких разных кусков человеческой кожи. Грезе сдирала ее с узников собственноручно. Среди других ее развлечений — изде­вательство над беременными, которых тоже привозили в Освенцим…

Несомненно, Ирма была психически больна. Она сама стала жертвой нацист­ского безумия, но это не может служить оправданием ее садизма. Оправдать та­кое невозможно.

Пленница британской армии

В конце войны Грезе попросила пе­ревести ее в концлагерь Берген-Бельзен, когда стало ясно, что Освенцим вот-вот освободят войска Красной армии. Она справедливо опасалась, что «боль­шевики» захотят отомстить ей за сотни замученных насмерть коммунистов и советских людей, к которым Ирма отно­силась с особой ненавистью.

Ее прось­бу удовлетворили. В Берген-Бельзене Ирма возглавила женскую зону. Именно там ее и арестовали британский войска 17 апреля 1945 года.

Без раскаяния

Да, фюрер не обещал грандиозного поражения — в духе вагнеровской «Ги­бели богов». Но ведь и нибелунги про­играли свою эпическую войну! К тому же Ирма, как и Гитлер, считала, что вина за катастрофу Германии лежит не на идеях нацизма, а на немецком народе.

Он в большинстве своем оказался не досто­ин арийского величия. Ирма оставалась преданной последовательницей идей, которые вдолбили в ее белокурую голо­ву в юности.

Надзирательница Освенцима Ирма Грезе в момент ареста

Надзирательница Освенцима Ирма Грезе в момент ареста

Никакого раскаяния ждать от нее не приходилось — англичане увидели в Грезе больную фанатичку. Если бы она не была военной преступницей, Ирму ожидало бы принудительное лечение в психиатрической больнице. А так — тюрьма, трибунал, приговор и виселица, вполне заслуженная.

Черная память Ирмы Грезе

В ночь перед смертью Ирма весело распевала нацистские песни. В послед­ние минуты тоже держалась храбро. Она так привыкла к смерти, что давно разучи­лась испытывать не только жалость, но и страх. А ведь ей было всего 22 года!

«Быс­трее!» — попыталась она командовать своим палачом. Впрочем, палачом ли? Ведь он не человека казнил: человечес­кий облик Грезе потеряла давным-давно.

От нее не осталось ничего — даже могилы. Только черная память об «анге­ле смерти», заставляющая содрогаться от ужаса…

 

Оставить комментарий

error: Контент защищен !!!