Главная » АРМИЯ » История Красного креста и Красного Полумесяца

История Красного креста и Красного Полумесяца

За всю историю существования Нобелевской премии лишь четыре человека были удостоены этой награды дважды. И только Международный комитет Красного Креста умудрился получить Нобелевку целых три раза — в 1917, 1944 и 1963 годах. И это еще не считая личной награды основателя Красного Креста — Анри Дюнана, который в 1901 году стал первым обладателем Нобелевской премии мира. Денежное вознаграждение он, по обыкновению, передал на благотворительность…

История Красного креста

История Красного креста

Бизнес и милосердие

Трудно поверить, но та­кая масштабная международ­ная организация, как Крас­ный Крест, появилась благо­даря инициативе всего одно­го человека! И еще труднее осознать, что когда Жан Анри Дюнан отправлялся в итальян­скую деревушку Сольферино, то меньше всего он думал о людях, по судьбам которых прокатилось колесо войны. Нет, он ехал в ставку Наполе­она III, командующего фран­цузскими войсками, чтобы ре­шить вопрос со своим… зе­мельным участком в Алжире, который тогда считался тер­риторией Франции.

В Афри­ке Дюнан наладил мельничное дело — очень успешное, од­нако никак не мог оформить в собственность маленький ку­сок земли. Местные чиновни­ки гоняли его по кругу — и без толку. Дюнану это надоело, и он приехал в Париж, надеясь найти управу на алжирские власти. Но в столице бизнес­мен столкнулся ровно с таким же отношением. И тогда Анри решил обратиться напрямую к Наполеону!

А поскольку в ту пору шла Австро-итало-французская война и император находил­ся на фронте, Дюнан поехал в Италию…

Анри Дюнан: Глазами очевидца

Он оказался в ставке На­полеона 25 июня 1859 года — на другой день после битвы при Сольферино. С трех сто­рон в ней принимали участие почти 240 000 человек, 40 000 из которых остались на поле битвы. Причем далеко не все из них были мертвы. Раненые солдаты, истекающие кро­вью, не способные двигаться, лежали под открытым небом, под жгучим итальянским солн­цем и медленно, в ужасных мучениях умирали. Тут умест­нее будет дать слово очевидцу тех страшных событий, Анри Дюнану, который вспоминал:

Несчастные раненые мертвенно бледны и совершенно обессилены; у некоторых, особенно у тяжелораненых, взгляд отупелый, они точно ничего не понимают, но это… не мешает им ощущать страдания; иные возбуждены и содрогаются от нервной дрожи; другие с вос­паленными, зияющими рана­ми точно обезумели от жесто­ких страданий; они умоляют их прикончить и с искаженными лицами бьются в предсмерт­ных судорогах… Всевозмож­ные осколки, обломки костей, клочки одежды, земля, куски свинца раздражают раны и усиливают их мучения.

Все мы братья

Разумеется, там, в Соль­ферино, имелись и военвра­чи, и сестры милосердия, но раненых было так много, что они элементарно не поспева­ли к ним ко всем. А самых тяжелых вовсе оставляли без внимания, отдавая предпо­чтение тем солдатам, кото­рых можно было спасти на­верняка.

Основатель Красного Креста — Жан Анри Дюнан

Основатель Красного Креста — Жан Анри Дюнан

И, посмотрев на все это, Анри Дюнан забыл об истин­ной цели своего визита: ему тут же стало не до мельниц. Он засучил рукава и принял­ся помогать раненым. Причем всем без разбора: и итальян­цам, и австрийцам, и францу­зам. Потому что считал, что не может человек, воин, умирать вот так — в грязи и страдани­ях, никому не нужный и всеми заброшенный.

Конечно, Дюнан не был врачом. Он не мог никого вы­лечить, но он мог промыть раны, перебинтовать их, при­нести солдату воды и еды, устроить его поудобнее, до­стать для него папирос, про­сто перекинуться словом, подбодрить человека и улыб­нуться ему. Он мог внушить надежду и делал это.

Жители Сольферино сна­чала смотрели на Дюнана как на умалишенного. Им каза­лось диким, что швейцарский бизнесмен оставил свои дела и помогает всем без разбору

— Все мы братья, — отве­чал Дюнан и спешил к очеред­ному раненому.

И итальянцы мало-помалу начали присоединяться к нему. Следуя примеру Дюнана, они оказывали посиль­ную помощь и сородичам, и союзникам-французам, и даже ненавистным австрий­цам. Тогда-то и был заложен основополагающий принцип деятельности будущего Крас­ного Креста: раненые все рав­ны, ибо страдание заслужива­ет милосердия!

Общество помощи раненым

Из Сольферино Анри вер­нулся в Швейцарию, пустив свой бизнес в Алжире на са­мотек (что позднее привело его к разорению). Он написал книгу «Воспоминания о битве при Сольферино», в которой рассказал о том, что ему дове­лось увидеть. Но, как человек деятельный, не смог обойтись лишь пересказом тех ужасов, свидетелем которых ему до­велось стать.

Он высказал ряд предложений, призванных из­менить участь раненых. Дюнан был убежден, что, даже если у воюющего или обороняюще­гося государства нет средств и сил для помощи собствен­ным солдатам, те не должны быть брошены на произвол судьбы. Кто-то обязан о них побеспокоиться! И почему бы заботу об этих людях не взять на себя какому-нибудь бла­готворительному обществу, например «Обществу помо­щи раненым»? Оно-то и стало основой для Красного Креста.

Как ни странно, идеи Дюнана, исполненные гума­низма, получили необычай­но широкий отклик в обще­стве. А ведь, казалось бы, ни­чего нового не произошло: Австро-итало-французская война была далеко не пер­вой, на которой солдат уби­вали, калечили и оставляли на поле боя. Но, видно, швейца­рец сумел нащупать какие-то правильные струны в душах людей. Очень скоро он обза­велся множеством сторонников, главным из которых стал юрист Гюстав Муанье.

Возникновение Красного Креста

Объ­единив усилия, бизнесмен Анри Дюнан и юрист Гюстав Муанье су­мели достучаться не только до собственного правительства, но и до властей других стран! И в 1863 году состоялась Пер­вая Женевская конференция, на которой был основан Меж­дународный комитет Красно­го Креста, призванный помо­гать всем тем, кто стал жерт­вой военных действий.

Опознавательный знак

На ней присутствова­ли представители целых 16 стран! Они-то и утвердили Женевскую конвенцию — до­кумент, на многие десятилетия вперед определивший прави­ла защиты людей при воору­женных конфликтах, причем не только солдат, раненых и военнопленных, но и граждан­ских лиц. А главное — на этой конференции был принят за­кон, выводящий медицинский персонал из-под удара. Было решено, что врачи и санитары, а также все те лица, что спаса­ют людей и не участвуют в во­енных действиях, не должны подвергаться нападениям.

15 Мая 1867 года основано российское отделение Красного Креста

15 Мая 1867 года основано российское отделение Красного Креста

Однако легко такое ре­шение принять, а как его осуществить на практике? Как в пылу битвы определить, кто перед тобой — враг, готовый нападать, или санитар, спе­шащий перебинтовать повер­женного солдата?

И снова Анри Дюнан при­шел на выручку, предло­жив ввести некий опознава­тельный знак — единый для всех армий мира, который бы обеспечивал неприкосновен­ность всякого, кто его носит. И, поскольку встреча про­исходила в Швейцарии, чей флаг — белый крест на крас­ном фоне, участники конфе­ренции решили отдать дань уважения и самой стране, и ее уроженцу, Анри Дюнану, инициатору благородного дела: они избрали эмблемой комитета красный крест на белом фоне. Так появились и ныне всемирно известный знак, и название гуманитар­ной организации.

Ее основными принци­пами стали гуманность, бес­пристрастность, нейтраль­ность, независимость, добро­вольность, единство и универ­сальность. Она живет за счет добровольных пожертвова­ний стран-участниц, которых на сегодняшний момент 186. А это значит, что из всех неза­висимых государств, сущест­вующих на земном шаре, к ней не примкнули лишь 11 стран…

Ромб и полумесяц

Во время Русско-турецкой войны (1877-1878) турки заяви­ли, что красный крест оскорбляет мусульманских солдат, по­скольку вызывает у них негативные ассоциации с крестонос­цами. Они предложили использовать вместо него красный по­лумесяц. И сегодня тот является эмблемой МККК в большин­стве исламских стран. А Израиль, в свою очередь, не устроил ни крест, ни полумесяц, и он 60 лет тянул со вступлением в ор­ганизацию именно из-за несогласия с ее символикой.

Красный крест, Красный полумесяц и Красный ромб

Красный крест, Красный полумесяц и Красный ромб

МККК, стремясь к универсальности, долго не хотел вводить дополни­тельные опознавательные знаки, но в итоге сдался: в 2005 году 29-я Женевская конференции разрешила Израилю использо­вать в качестве эмблемы красный кристалл — красный ромб на белом фоне.

P.S.

В старости Анри Дюнан жил в приюте для бедных, всеми забытый. Но накануне очередного юбилея Красно­го Креста журналисты разыс­кали его и раструбили об его участи. И тогда вдовствующая российская императрица Ма­рия Федоровна назначила ему пенсию — 1 000 рублей. Дю­нан поблагодарил и… отпра­вил деньги на благотворитель­ные нужды.

Оставить комментарий

error: Content is protected !!