Главная » АРМИЯ » Как Бразилия воевала против нацисткой Германии

Как Бразилия воевала против нацисткой Германии

О Бразильском экспедиционном корпусе говорили: «Скорее змея закурит трубку, чем БЭК отпра­вится в бой». И действительно, даже если бы захудалое Минобороны Бра­зилии с его устаревшим на полве­ка арсеналом сумело снарядить вой­ска до конца войны, их шанс участия в реальных сражениях стремился к ну­лю – выходить против вермахта без танков и артиллерии было чистой во­ды самоубийством.

Как Бразилия воевала против нацисткой Германии

«Курящих змей», как прозвали бразильский корпус, от­правляли в Италию лишь для подстраховки, чтобы прикрыть дыру в оборо­не, пока союзники готовились к южно­французской операции. А в результате на их долю выпали жестокие бои.

Буча на «заднем дворе»

Мнение о том, что государства Ла­тинской Америки в едином порыве симпатизировали гитлеровской коали­ции, оказалось весьма живучим и дало благодатную почву для массы конспи­рологических гипотез разной степени вздорности, одна из которых, к приме­ру, утверждает, что фюрер уцелел при взятии Берлина и мирно дожил до пре­клонных лет в Аргентине. Насколько эти теории близки к действительности, вопрос спорный, а вот симпатия южно­американских лидеров правой дикта­туре – очень даже реальный факт.

Ещё в начале XX века кайзеровская Германия, обделённая колониальны­ми землями, приложила немало уси­лий для того, чтобы подготовить мате­риальную базу к надвигающемуся гло­бальному конфликту. В связи с этим во многих частях света, включая страны Южной Америки, возникли влиятель­ные дипломатические и торговые ди­аспоры, не утратившие политического веса даже в период импотентной Вей­марской республики.

Да и почва в обуянных революци­ями заокеанских странах оказалась подходящей. Латиноамериканские диктаторы не скрывали своего уваже­ния к Гитлеру и дуче Муссолини и меч­тали однажды дорасти до заданной ими планки авторитаризма.

И Жетулиу Варгас – президент Бразилии – не был исключением. В его стране также процветала торговля с блоком оси и про­фашистское лобби, однако ещё крепче, чем с Германией, Бразилия была свя­зана с Соединёнными Штатами – глав­ным экономическим партнёром «Зем­ли Святого Креста». А США, исконно считавшие все территории южнее мек­сиканской границы своим «задним двором», очень бдительно следили, чтобы никто не зарился на их вотчину.

В 1940 году под страхом разрыва торговых отношений с северным сосе­дом, что было равноценно краху и без того едва живой бразильской экономи­ки, президент Варгас заявил, что в слу­чае агрессии стран оси по отношению к США Бразилия примет американскую сторону. Формальный, в общем-то, уль­тиматум дал «зелёный свет» американ­ским военным: на территории Брази­лии начали появляться сталелитейные предприятия и противолодочные базы.

Спустя несколько месяцев после на­падения Японии на Пёрл-Харбор Вар­гас окончательно разорвал отношения с Германией. Осознав, что отныне сы­рьё, некогда закупавшееся рейхом, в полном объёме потечёт в американ­ский военпром, подлодки кригсмарине открыли настоящую охоту за судами, выходившими из бразильских портов.

Только за первые месяцы 1942 года было потоплено 13 транспортов с сот­нями моряков на борту, что всколыхну­ло мощную волну народного негодова­ния. 22 августа 1942 года Варгас под давлением жаждущих мести масс по­шёл на беспрецедентный шаг – объя­вил войну Германии.

Война — дело дорогое

Когда речь заходит о странах-участницах Второй мировой, Бра­зилия вспоминается в последнюю оче­редь, если вообще вспоминается. Од­нако именно она стала первой и единственной латиноамериканской стра­ной, официально выступившей против нацистов. Но одних только грозных ре­чей для полноценной войны было ма­ловато. На поверку у нищей Бразилии не оказалось ни толковой армии, ни вооружения, ни средств на оснащение, ни даже понимания того, как ведутся современные боевые действия.

Те немногочисленные вояки, что худо-бедно несли службу на благо оте­чества, совсем не имели боевого опы­та, если не считать таковым каратель­ные операции против повстанцев. Зи­мой 1943 года был объявлен допол­нительный призыв, но проблема воо­ружения никуда не делась – в стране банально не было собственной воен­ной промышленности.

Чтобы попра­вить плачевное положение, Бразилия обратилась за помощью к Соединён­ным Штатам, но те отреагировали до­вольно вяло: все произведённые мощ­ности уходили на обеспечение нужд собственных ВС. Но и отказать союз­никам они не могли, поэтому пообеща­ли снабдить их обмундированием, про­визией и винтовками.

Бразильские солдаты приняли участие во Второй мировой войне

Бразильские солдаты приняли участие во Второй мировой войне

В итоге процесс «срочной» мобили­зации прочно напоролся на частокол многочисленных проблем и проволо­чек. Изначально бразильское коман­дование планировало сформировать четыре дивизии общей численностью свыше 100 тысяч человек, но по фак­ту к июлю 1943 года Бразилия сумела наскрести лишь 25 тысяч бойцов. Тот самый Бразильский экспедиционный корпус (БЭК или FEB), ставший объек­том ехидных шуточек соотечественни­ков.

Изначально корпус планировали командировать в качестве карауль­ных отрядов на португальские остро­ва в Атлантике, но вскоре от этой за­теи отказались. Затем появилась смут­ная информация о подготовке высадки в Северной Африке, но опять же даль­ше слухов дело не пошло.

Больше го­да БЭК продолжал тренироваться, и ждать, и ждать, и ждать. Тогда-то и появилась поговорка «Легче змее выку­рить трубку, чем БЭК отправиться на фронт». Вообще, такая идиома суще­ствовала в португальском языке дав­но, но тогда она, можно сказать, пе­режила второе рождение. Военные юмор оценили и даже сделали обременённое пагубной привычкой пре­смыкающееся своим символом – зе­лёная змея с дымящейся трубкой в зу­бах обосновалась на шевроне корпуса.

«Курящие змеи» против нацистов

Переброс первых полков экспедици­онного корпуса под командованием генерала Жуана Батиста Маскареньяша де Мораиша начался лишь в июне 1944 года. Бразильцев решено было задействовать в Италии, где у союзных войск была брешь в обороне – льви­ная доля американо-британских ча­стей завязла в боях на территории ок­купированной Франции.

Не нюхавшие пороха бразильцы да­же не осознавали, с чем им придёт­ся столкнуться, к тому же поначалу всё шло довольно сумбурно. Пехотин­цы БЭК вошли в состав 4-го корпуса 5-й Армии США, но американское ко­мандование с трудом представляло, что с ними делать – бразильцы были плохо вооружены, одеты только в лёг­кую униформу и вдобавок в большин­стве своём не понимали ни слова по- английски. Для новоприбывших не хватило даже мест в казармах.

Вновь потянулись месяцы томитель­ного ожидания, пока в сентябре FEB наконец не прошёл крещение огнём в боях на реке Арно в Тоскане.

«Никто, от генералов до рядовых, не знал, что такое настоящий бой. Мы учились вое­вать, преодолевая трудности», – деся­тилетия спустя расскажет ветеран кор­пуса Жулиу ду Валье.

И действительно, за считаные месяцы бразильцы научи­лись воевать, причём весьма непло­хо. К огромному удивлению союзни­ков, зелёные во всех смыслах «Куря­щие змеи» зарекомендовали себя пре­красными бойцами – упорными и от­важными.

Даже наступившая зима не смогла охладить пыл горячих латинос. Солда­ты корпуса, никогда не видевшие сне­га и совершенно не приспособленные к холодам (при том, что в Апеннинских горах температура порой опускалась до -20 °С), упрямо продолжали наступать.

Условия были тяжёлыми даже для опытных военных: в регионе проч­но окопалась немецкая артиллерия, а за счёт скалистой местности даже горстка метких стрелков могла успеш­но сдерживать противника. Бразиль­цев задействовали преимущественно в ночных рейдах для разведки и захва­та пленных.

Именно там, в Апеннинах при Монте-Кастелло, случилась главная трагедия и главный триумф Бразильского экспе­диционного корпуса.

Три храбрых бразильца

Вначале 1945 года англо-амери­канское командование решило окончательно вытеснить нацистов из Италии. Согласно плану, Бразильский экспедиционный корпус совместно со звёздно-полосатыми частями должен был захватить городок Монтезе – клю­чевой пункт немецкой обороны в этом регионе.

В ходе подготовки к штурму бразиль­цы выслали небольшие группы развед­чиков, но и гитлеровцы не дремали. 24 января одна из групп в составе Арлиндо Люсио да Сильвы, Жеральдо Баэты да Круса и Жеральдо Родригеса де Созы угодила в засаду и оказалась отрезана от дивизии.

Ждать помощи бы­ло неоткуда, против трёх бразильцев с винтовками выступил целый немец­кий отряд. Под шквалом пуль и взры­вами миномётных снарядов пехотинцы засели в укрытии и отстреливались до тех. пор, пока не закончились патроны. Но даже после этого они не сдались. Примкнув штыки, бразильцы броси­лись в рукопашную…

Конечно, все трое погибли под пуле­мётным огнём. Но знаете, что нацисты сделали с их телами? Заминировали, по своему обыкновению? Бросили в ближайшую канаву? Оставили на про­извол воронья? Нет, они их похорони­ли! И не просто предали земле, а уста­новили над местом упокоения доброт­ный крест с надписью «3 Tapfere Brasil» (нем. «Три храбрых бразильца»). Собы­тие из ряда вон, ведь гитлеровцы край­не редко хоронили врагов, но отвага «Курящих змей» так их впечатлила, что те не побрезговали отдать им посмерт­ные почести.

FEB продолжал воевать вплоть до полной капитуляции немецких войск в Италии в апреле 1945 года. До конца войны корпус успел принять участие в ряде важных сражений, в частно­сти в прорыве Готской линии, Северо-Итальянской операции и освобожде­нии Турина в мае 1945 года.

Итальян­цы чествовали бразильцев как героев и относились к ним с большой тепло­той, отчасти потому, что южноамери­канские защитники также были като­ликами и имели итальянские корни, отчасти – благодаря их дружелюбию. «Курящие змеи», в отличие от союзни­ков, вели себя скромно в чужой стра­не.

Потери бразильцев во Второй миро­вой войне составили 457 человек уби­тыми и 2722 ранеными. Казалось бы, капли в бездонном море пролитой кро­ви, но только до поры, пока не потечёт твоя собственная кровь.

Возвращение «туристов»

На родине отношение к вернувшему­ся корпусу оказалось весьма неод­нозначным. Озлобленные собственны­ми невзгодами обыватели прозвали их «туристами», потому как потери в рядах корпуса были относительно небольши­ми, зато выжившие изрядно отъелись на казённых американских харчах – тогда Бразилия была совсем бедной и голодной страной.

Отчасти такую под­мену понятий культивировали сами ветераны, которые предпочитали вспоминать подробности боёв и опи­сывали службу как некое приключе­ние, полное рассказов об иностранных товарищах и забавных случаев на фо­не живописных итальянских пейзажей. Но в этом их можно понять: многие ре­круты корпуса были выходцами из не­благополучных городков периферии, и участие в военной кампании было для них едва ли не единственным в жизни шансом посмотреть мир.

Жетулиу Варгас. Бразильский государственный и политический деятель, президент Бразилии в 1930-1945 и 1950-1954 годах. Время его президентства известно как «Эра Варгаса». Национальный герой Бразилии.

Жетулиу Варгас. Бразильский государственный и политический деятель, президент Бразилии в 1930-1945 и 1950-1954 годах. Время его президентства известно как «Эра Варгаса». Национальный герой Бразилии.

С другой стороны, триумфальное возвращение FEB принесло нема­ло положительных моментов, в мас­се своей перевесивших тяжесть ко­сых взглядов соотечественников. Во- первых, отвага и героизм, проде­монстрированные бразильцами на фронте, внесли значительный вклад в укрепление духа нации. Да чего уж там: победоносные бои с ультрапра­вой военной махиной, годами дер­жавшей в страхе ведущие державы мира, по сей день остаются предме­том гордости бразильцев.

Во-вторых, участие в освобожде­нии Италии принесло ценный опыт ре­ального современного боя и дало тол­чок к модернизации вооружённых сил.

В-третьих, тот факт, что «Земля Свято­го Креста» стала единственной латино­американский страной, решившей от­крыто выступить против гитлеровской коалиции, существенно поднял автори­тет Бразилии на международной арене и позволил ей укрепить торговые свя­зи. И пусть Бразилия по праву побе­дителя так и не получила репараций, базы и промышленные предприятия, унаследованные от большого вашинг­тонского брата, по сей день помогают стране держаться на плаву.

А пресловутое выражение A cobra vai fumar (порт. «Змея собирается ку­рить») после войны приобрело новый смысл. Отныне оно означает нечто та­кое, что вряд ли произойдёт, но если уж произойдёт – жди грандиозной за­варушки.

 

 

 

Оставить комментарий

error: Content is protected !!