Главная » НАУКА » Любовь — это болезнь под кодом F 63,9

Любовь — это болезнь под кодом F 63,9

Мало кто знает, что в Международной классификации болезней любовь упоминается под кодом F 63,9 — «Расстройство привычек и влечений неуточненное». Там же поясняется, что этому страданию присуще неодолимое стремление совершать сомнительные или опасные действия. В этом смысле любовь относится к тому же разряду психических недугов, что и клептомания, патологическая лживость и другие виды навязчивых действий, которым без лечения противостоять невозможно.

Любовь — это болезнь под кодом F 63,9

Любовь — это болезнь под кодом F 63,9

Разбитое сердце

Любовь!.. Любовь!..

Человек, испытавший это прекрасное, светлое и яркое чувство, не забудет о нем никогда. И, потеряв, будет искать вновь и вновь, делать глупости, совершать ошибки, решаться на преступления…

Психологи считают, что все влюбленные отличаются оптимизмом и высокой работоспособностью. Увы, речь идет только о тех, у кого чув­ства взаимны. В противном случае все наоборот: безот­ветная любовь несет разлад психики и телесного здоро­вья. Неразделенное чувство нередко является причиной стойкого снижения настрое­ния у любящего, приводит к самоуничижительным мыс­лям, отсутствию аппетита и бессоннице, несуразным по­ступкам, а порой заканчива­ется болезнями.

Типичным примером явля­ется хорошо известный кар­диологам «синдром разбитого сердца». Да-да, это вовсе не поэтический термин, а вполне конкретное заболевание, сопровождающееся жжением и болью в грудной клетке, отда­ющейся в левой руке, затруд­нением дыхания, потливостью, учащенным сердцебиением, резким падением артериаль­ного давления и даже потерей сознания. Странно, но в основ­ном это заболевание присуще женщинам.

Песнь о главном

Известно, что лучшими специалистами по безответ­ной любви во все века счита­лись поэты и писатели. Может быть, потому, что они и сами страдали от этой напасти. Классический пример — лю­бовь Данте к Беатриче и Пет­рарки к Лауре.

Лаура возлюбленная Петрарки

Лаура возлюбленная Петрарки

Но и в наше время подобные случаи не­редки. Многие считают, что именно разлад любовных от­ношений послужил причиной самоубийства пролетарского поэта Маяковского, у кото­рого, как он написал в пред­смертной записке, «любовная лодка разбилась о быт».

Есть мнение, что и безответная лю­бовь Куприна вылилась в его повесть «Гранатовый брас­лет». Так это или нет, но имен­но любимцы муз воспевали и, надеемся, будут воспевать это прекрасное чувство. Все как в песне: «О любви немало песен сложено, я спою тебе, спою еще одну…»

Благо или проклятие?

Увы, иногда любовь из прекрасного, вдохновляюще­го на подвиги чувства превращается в одержимость — па­тологию, квалифицируемую в медицине как невроз на­вязчивых состояний. Влюб­ленный не может избавиться от мыслей о своем идоле, всегда думает о нем, а отказ во взаимности воспринимает как трагедию.

Ослепленный всепоглощающей страстью человек может потерять себя и свое достоинство, превра­титься в жалкого раба пред­мета своей любви и даже совершать противозаконные действия. С медицинской точки зрения это очень схоже с наркотической зависимо­стью и характеризуется теми же поведенческими шаб­лонами.

Любовная напасть всегда вызывает изменение созна­ния: мир видится либо только в радужном, либо в черном цвете. И не зря говорят, что от любви до ненависти один шаг. Бывает, что обманутый в сво­их амурных надеждах либо добровольно отправляется к праотцам, либо начинает мстить своему еще недавно обожаемому кумиру. И тогда любовь, это нежное и пре­красное чувство, переходит в психоз.

Любовь это болезнь

Еще знаменитый врач Древней Греции Гиппо­крат в одном из своих трак­татов написал, что страстная любовь неизбежно обора­чивается меланхолией. Его поддержал в своем «Каноне врачебной науки» и великий медик Средневековья Ави­ценна, добавив, что любов­ное чувство принадлежит к «болезням головы, вредящим способности чувствовать и мыслить».

Оба медицинских светила рекомендовали и методы лечения этого неду­га: оптимальным они счита­ли назначение строгого по­стельного режима — и лучше всего вдвоем.

Синдром Адели

Психиатрам известен синдром Адели, выражаю­щийся в чрезмерной лю­бовной одержимости при отсутствии ответа с другой стороны. Свое название он получил по имени дочери знаменитого писателя Викто­ра Гюго, страдавшей одержи­мой любовью к английскому офицеру Альберту Пинсону. Лейтенант отверг любовные притязания девушки и сбе­жал от нее служить в Кана­ду. Адель, похитив семей­ные украшения, отправилась вслед за любимым. Несколь­ко лет она проживала по­близости от своего избран­ника, но тот по-прежнему игнорировал ее чувства. В результате произошедше­го психологического сдвига и изменения сознания она стала рассказывать окружаю­щим об их якобы продолжительной любовной связи и о мертворожденном ребенке.
Адель Гюго и Альберт Пинсон

Адель Гюго и Альберт Пинсон

Адель даже написала отцу, что вышла за Альберта за­муж. Сам же Пинсон, стре­мясь откреститься от назой­ливой поклонницы,объявил о предстоящей свадьбе с дру­гой дамой. Однако неистовая Адель заявила, что является тайной женой Пинсона, и с помощью своих адвокатов сумела посеять сомнения в обществе, вследствие чего помолвку отменили.

Через какое-то время Пинсона направили на служ­бу в Вест-Индию. Адель вновь последовала за ним. Стараясь во всем угодить любимому, она оплачивала его немалые карточные дол­ги и даже нанимала ему про­ституток.

В результате хрони­ческого стресса и нищенских условий проживания физиче­ское и психическое здоровье безумно влюбленной Адели оказалось сильно подорван­ным. Опустившаяся женщина в потрепанной одежде бро­дила по улицам, бормотала про себя и делала какие-то заметки в своем блокноте.

В 1872 году по настоя­нию отца Адель вернулась во Францию. К этому времени ее психическое состояние было хуже некуда. Она ничем не интересовалась и оживала только при упоминании име­ни своего возлюбленного.

Почти всю оставшуюся жизнь она провела в психиатриче­ской клинике, где и умерла в глубокой старости…

Сталкинг

Сталкинг — так называ­ется нежелательное, навяз­чивое внимание к человеку со стороны другого лица или группы людей. Этот синдром проявляется в попытках при­влечь внимание предме­та обожания к собственной персоне, в постоянном сле­жении и приставании в об­щественных местах, в назой­ливых телефонных звонках и интернет-сообщениях. Быва­ют даже попытки проникнове­ния в жилище кумира. Чаще всего объектами такого пре­следования становятся звез­ды кино и шоу-бизнеса, ко­торые в целом благосклонно принимают любовь поклон­ников. Однако все имеет свои пределы...
Сталкинг — так называ­ется нежелательное, навяз­чивое внимание к человеку со стороны другого лица или группы людей

Сталкинг — так называ­ется нежелательное, навяз­чивое внимание к человеку со стороны другого лица или группы людей

Характерна история, про­изошедшая с кинозвездой Дженнифер Энистон, которую в свое время преследовал сталкер по имени Джейсон Пейтон. Он вообразил, что актриса желает выйти за него замуж и иметь от него детей. Чтобы постоянно видеть объ­ект своей страсти, Пейтон везде следовал за Дженни­фер по пятам и даже разра­ботал план, как ее похитить. Энистон была вынуждена об­ратиться в полицию.

Во время суда Пейтон открыто заявил, что и после отбытия наказа­ния он будет преследовать актрису. Даже когда его на­правили на принудительное психиатрическое лечение, Дженнифер не успокоилась и признавалась, что еще не­сколько лет видела этого ма­ньяка в своих кошмарах…

Стокгольмский синдром

Ну и наконец, знамени­тый стокгольмский синдром. Многие слышали об этой разновидности «любви», прояв­ляющейся при захвате залож­ников, когда жертвы начинают симпатизировать преступникам и даже влюбляются в них. Широко известный сегодня термин появился в 1973 году: его ввел в медицинскую прак­тику шведский психиатр и криминалист Нильс Бейерут во время анализа операции по освобождению заложни­ков в банке Kreditbanken. Тог­да жертвы неожиданно для всех стали защищать своих похитителей и препятствова­ли действиям полиции. Даже когда бандиты были осужде­ны, бывшие жертвы разбой­ного нападения просили об их помиловании, а две бывшие заложницы вышли за банди­тов замуж.

Стокгольмский синдром

Психологи считают, что стокгольмский синдром — это бессознательная по­пытка адаптироваться к экстремальной ситуации. Патологический характер подобного поведения осно­вывается на идее, что терро­рист не станет третировать жертву, разделившую его взгляды.

Такое поведение иногда проявляется у мате­рей и жен нарко- или алко- зависимых больных, а также у некоторых влюбленных в виде так называемой со- зависимости — состояния сильной аномальной привя­занности, позволяющей объ­ектам страсти безраздельно манипулировать влюбленны­ми в них лицами.

 

Оставить комментарий

error: Content is protected !!