Главная » ВЛАСТЬ » Марафон Биркебейнерен

Марафон Биркебейнерен

Это память об одной из самых драматических и в то же время героических страниц в истории Норвегии: о спасении маленького короля Хакона Хаконссона, с воцарением которого в стране окончилась эпоха гражданских войн.

И тогда лучшие лыжники биркебейне­ров — Торстейн Скевл и Скьервальд Скрукк —вызвались спасти его

Марафон Биркебейнерен

Каждый год, начиная с 1932-го в Норвегии, проводится лыжный марафон Биркебейнерен, в народе — просто Биркен. Его участники стартуют в Рене и бегут напрямик до самого Лиллехаммера 54 километра с затяжными подъемами и перепадами высот до 700 метров. За спиной каждого лыжника находится рюкзак весом 3,5 килограмма, который обязательно взвешивают на старте и на финише: больше нести можно, меньше никак нельзя. Ведь это не простые 3,5 килограмма.

 

Слишком много наследников

Королевские семьи редко быва­ют счастливыми. Они заложники соб­ственного благородного происхож­дения, а потому интриги и кровавые распри — обычное дело, когда на кону стоит трон. Но дерутся-то паны, а чубы трещат у холопов: борьба соперничающих кланов ввергает в хаос всю страну.

Достаточно вспомнить междоусобицу на Руси, приведшую к раздроблению государства, или Войну Алой и Белой розы, истощившую Англию до основания. Норвегия не стала исключением: в XII-XIII веках противостояние двух партий — биркебейнеров и баглеров — вылилось в гражданскую войну. А точнее, в целую эпоху гражданских войн, которая на­чалась в 1130 году со смертью короля Сигурда I Крестоносца.

Виной всему — несовершенная система престолонаследия. В Норве­гии XII века любой, даже незаконно­рожденный представитель правящей династии Хорфагеров мог предъявить свои притязания на трон. А поскольку праведники среди королей встречают­ся редко, соискателей престола всегда хватало.

Тот же Сигурд был рожден от неизвестной наложницы. У его отца, Магнуса III, вообще не было закон­ных детей: одни бастарды. Но все они имели право занять место своего родителя, что они и сделали — втроем!

Биркебейнеры, картина Кнуда Бергслина

Биркебейнеры, картина Кнуда Бергслина

А когда двое из них умерли, Сигурд стал править Норвегией единолично. Он даже обзавелся наследником по имени Магнус — тоже незаконнорож­денным, потому как в браке (кстати, с дочерью киевского князя Мстислава Владимировича) у него родилась толь­ко дочь Кристина.

Магнус III и его сыновья

Сигурд был вполне спокоен за будущее своей страны, как вдруг в 1127 году из Ирландии прибыл некий Харальд Гилли и объявил себя сыном… Магнуса III. Нравы тогда были простые: хватило одного громкого заявления, чтобы на Харальда стали смотреть как на королевского отпрыска.

А уж когда он выдержал испытание огнем и безо всякого ущерба для своего физичес­кого здоровья прошел через горящий костер, Сигурд признал в нем брата. Правда, он взял с новоявленного род­ственника клятву: не претендовать на титул короля, покуда жив он сам и его сын. Харальд Гилли обещал, что испол­нит просьбу. Но стоило Сигурду преставиться, как он благополучно забыл о данном слове.

Тут-то все и началось: Магнус IV, сын Сигурда, в итоге был ослеплен и убит. Но и сам Харольд вскоре пал, причем от руки очередного незаконнорожденного брата, возникшего аж в 1135 году. Что характерно, и этот бастард успел побы­вать королем Норвегии…

Лапотники и посошники

Многочисленные претенденты на трон постоянно воевали друг с друж­кой, заставляя население страны при­нимать ту или иную сторону. В итоге вся Норвегия разделилась на две партии: биркебейнеров и баглеров. Или в пере­воде с норвежского на русский — «лапотников» и «посошников».

Музей викингов Лофотр, Норвегия

Музей викингов Лофотр, Норвегия

Лапотники были так названы за скудость обмунди­рования, ибо изначально основу этой партии составляли крестьяне и бед­няки. А посошники получили свое про­звище из-за того, что их партия была основана епископом: baglar — это не что иное, как епископский посох. Осно­ву баглеров составляли церковники и богатые землевладельцы. Но за деся­тилетия гражданской войны в Норвегии состав партий сильно поменялся. Лишь названия остались прежними.

Фортуна благоволила то одним, то другим, но к началу XIII века биркебейнеры значительно укрепили свои пози­ции: на троне сидел их ставленник — Хакон III. Он был молод, силен и полон энергии, но на Рождество 1203 года ему вдруг стало плохо. Его лечили про­веренным методом: кровопусканием, в результате которого, судя по всему, 26-летний Хакон получил заражение крови. 1 января 1204 года он скончался, не оставив вовсе никакого наследни­ка — ни законного, ни незаконного.

В снегах через горы

И почва стала уходить из-под ног биркебейнеров. Из всех прямых на­следников по мужской линии у Хако­на III нашелся лишь малолетний пле­мянник — сын брата. Но и тот вскоре умер — в августе того же 1204-го. Тогда в нарушение всех традиций лапотники принялись искать претендента на пре­стол среди родственников Хакона по женской линии. И в итоге вручили ко­рону сыну его сводной сестры — Инге Бордссону. Но все в Норвегии понима­ли, сколь зыбко его положение.

Баглеры уже потирали руки, наде­ясь посадить на трон своего претен­дента. Однако тут объявилась некая Инга из Вартейга. Она заявила, что незадолго до своей кончины король Хакон III имел с ней любовную связь. И предъявила плод этой связи — сына Хакона Хаконссона…

Малыш, которому едва исполнился год, родился уже после смерти своего отца. Он стал новой надеждой для бир­кебейнеров и объектом охоты для баг­леров. Инге вместе с сыном пришлось скрываться, однако баглеры всякий раз выходили на ее след. В очередной раз они настигли ее в январе 1206 года, когда она пряталась на одном из хуто­ров в Лиллехаммере. Лапотники пре­красно понимали, что посошники не успокоятся, пока не убьют ребенка.

И тогда лучшие лыжники биркебейне­ров — Торстейн Скевл и Скьервальд Скрукк —вызвались спасти его. Они взяли полуторагодовалого малыша, посадили в берестяной короб и, не­смотря на бушевавшую метель, на лы­жах отправились в Тронхейм, где защи­ту и покровительство принцу брался обеспечить король Инге.

Их путь про­легал через горы. Снежный буран и не думал униматься, а плечи оттягивал короб с ребенком внутри. И хотя Торстейн и Скьервальд везли эту драгоценную ношу по очереди, у них едва хватило сил, чтобы достичь Тронхейма…

Испытание железом

Ребенок был спасен. Торстейн и Скьервальд стали национальными геро­ями — образцом мужества, самопожер­твования и выносливости. Инга получила возможность растить сына в безопас­ности: король Инге принял их под свою защиту и объявил Хакона наследником.

Но, как это обычно бывает, стоило ко­ролю умереть, как его противники активизировались. В 1217 году духовенство вдруг засомневалось: а точно ли 13-лет­ний Хакон является сыном Хакона III?

Чтобы доказать права сына на трон, Инге пришлось пройти испытание железом. В апреле 1217-го, в присутствии знати и епископа, женщина голыми руками вы­тащила из кипящей воды кусок железа, а затем, по-прежнему держа его, про­шла девять шагов, не издав при этом ни единого звука. А ведь ей наверняка было адски больно!

Но Инга даже бровью не повела. Какое удивительное самообла­дание. И какое невероятное везение: ожоги на ее ладонях появились уже после того, как строгие «экзаменаторы» осмотрели их на предмет повреждений. Руки женщины казались целыми и не­вредимыми. А что это, как не явное дока­зательство того, что сам Господь считает ее слова правдивыми?

Так сын Инги взошел на престол. 46-летнее правление Хакона IV вошло в историю страны как золотой век. Ему удалось примирить биркебейнеров и баглеров, он подавил сопротивление враждующих сторон и восстановил единство Норвегии. Право же, такого короля стоило спасать…

Старт марафона Биркебейнерен

В 1930 году некий Хаакон Лие — лесник по профессии и писатель по при­званию — опубликовал в газете небольшую заметку о подвиге лапотни­ков, а заодно предложил организовать лыжную гонку в память о чудесном спасении Хакона IV.

Каждый год, начиная с 1932-го в Норвегии, проводится лыжный марафон Биркебейнерен, в народе — просто Биркен

Его инициатива нашла горячую поддержку у норвежцев. И 20 марта 1932 года состоялась первая в истории гонка биркебейнеров. 147 спортсменов вышли на трассу с рюкзаками за спиной, символизирующими бесценный груз Торстейна и Скьервальда. Правда, существенно облегченными, ведь ни один полуторагодовалый младенец не весит 3,5 килограмма… С тех пор соревнования проходят ежегодно — во второй половине марта.

 

Оставить комментарий

error: Content is protected !!