Главная » ОТДЫХ » Скоморох – первый диссидент на Руси

Скоморох – первый диссидент на Руси

Скоморох был на всех древ­нерусских «корпоративах»: ни один пир не обходился без них. Иван Грозный не только любил скоморошьи забавы, но и сам в них участвовал, даже устроил «по­тешный двор» – прообраз первого нацио­нального театра.

Скоморох – первый диссидент на Руси

Скоморох – первый диссидент на Руси

Правда, это был единст­венный ценитель скоморохов на престоле после крещения Руси.

Смешные люди

Везде в мире театр начинается одина­ково. Нет, не с вешалки, а с бродячих ко­медиантов. Певцы, плясуны и кукольники, дудочники и фокусники, дрессировщики и акробаты собираются в «команду» – и вперед, по городам и селам, веселить публику.

Работают на рынках и площадях, где народ бросает им в шапку денежку за удалую пляску и забористую частушку.

Скоморохи остава­лись народными любимцами, но париями в государстве. Так, в Судебнике 1589 года они числились низшим сословием – вкупе с гулящими женщинами и ведьмами. А еще полвека спустя, в 1648 году, патри­арх Никон добился полного запрещения скоморошества. Откуда такая ненависть?

Скомо­рохи – наследники жрецов

Скоморохи не просто на дудках играли и коленца выкидывали. Они были непре­менными участниками главных событий народной жизни: праздника урожая, ро­дин (торжество по случаю рождения ре­бенка. – Ред.), свадеб, похорон. Их песни и пляски представляли собой самую важ­ную часть древних языческих ритуалов, не вытесненных христианством, как ни старалось духовенство.

Словом, оказались скоморохи главной опорой двоеверия на Руси, долгого пе­риода, когда как-то уживались язычество и православие. Немирным было это со­существование, ох, немирным! Церковь проклинала «бесовское отродье».

Скоморохи на Руси

Скоморохи на Руси

Скомо­рохи отвечали ядовитыми шутками, по­казывали, как веселый Петрушка колотит палкой жадного попа, устраивали пред­ставления с потешно переиначенными христианскими обрядами.

Такие «шоу» собирали толпу восторженных зрителей – и, разумеется, еще больше озлобляли духовенство. К тому же скоморохи слыли искусными гадальщиками и «звездоче­тами», что также порицалось Церковью.

Чего же скоморохи не унимались, за­чем с риском для жизни дразнили могу­щественные церковные власти? Нет, не по глупому упрямству. Дело в том, что ско­морохи – наследники языческих волхвов. По одной версии, жрецов Велеса, по дру­гой – Трояна. И в памяти народной это со­хранялось из века в век: ведь даже на по­хоронах скоморохи обязательно должны были спеть и сплясать на кладбище!

Об особом статусе «потешных людей» свидетельствуют былины: скоморохами были и богатырь Добрыня Никитич, и ку­пец Садко. К слову, былины – тоже скомо­роший жанр, и гусли, под напев которых былины сказывались, – их инструмент.

Не зря называли бродячих актеров «гу­сельниками». Так что скоморохов вполне можно рассматривать как хранителей на­циональной истории.

Корреспонденты всея Руси

А еще скоморохи – предки журналистов. Народ вел жизнь оседлую. Недалеко уйдут купец от своей лавки, крестьянин со сво­его надела, ремесленник – от мастерской. Откуда им узнать, что в мире творится, кто нынче в чести, а кто в бесчестии, кто стал героем, кто оказался жуликом?

Ско­морохи, явившись в город или село, рас­сказывали новости: увлекательно, весело, «в лицах», с собственными язвительными комментариями. Кстати, знаете, как на­зывалась на Руси социальная сатира? Глум. В общем, глумились скоморохи.

Само собой, властям предержащим все это не нравилось. Подозревали даже «в верхах», будто скоморохи не просто глумятся и паясничают, а еще и шпионят. Ходят, высматривают, вынюхивают и вра­гам все-все доносят: где что на Руси плохо лежит и слабо охраняется.

Историки доказали, что это – злая сплетня, а вот жанр политической ча­стушки. политического анекдота, соци­альной и политической сатиры и впрямь создали скоморохи. Что навлекло на их головы громы небесные.

Нелегалы

Гром грянул, как мы уже говорили, в 1648 году. По всем домам прошли повальные обыски. Гусли, дудки, маски и прочий скомороший инвентарь изы­мался и отправлялся на костры. Высту­пления -бесовского отродья» запретили под страхом битья батогами.

Наказывать грозили как артистов, так и зрителей. Это сильно охладило любовь народа к площад­ному театрч. Но не могли же скоморохи сразу исчезнуть! Конечно, за пять веков христианства память о языческих богах поистерлась, но ни хозяйств, ни «мирной» профессии у бродяг-комедиантов не было.

Скоморох. Картина. Сергей Алексеевич Кириллов

Скоморох. Картина. Сергей Алексеевич Кириллов

Были маски и навык действовать сообща. Они и принялись действовать: некоторые ватаги скоморохов превратились в раз­бойничьи шайки. Ночь, слаженная группа в масках – отчего бы не пограбить?..

Конечно, в разбойники подались не все. Остались кукольники, балалаечники и прочие. А кто-то из бывших скоморо­хов решил вести оседлую жизнь. Однако устроиться удавалось только на неплодо­родных землях: хорошие наделы давно разобрали.

Зато в руках имелось мастер­ство: умели скоморохи шить одежду, обувь (костюмы ведь сами себе мастерили), де­лать музыкальные инструменты, игрушки. В собственном селе все это не продашь, спрос ограничен.

Остается одно: склады­вать свой товар в большой короб и от­правляться по округе торговать. Благо к бродячей жизни им не привыкать.

И тут сошлись две волны. С одной сто­роны, множество бывших скоморохов пы­таются освоить торговлю в разнос. С дру­гой – идет массовое переселение греков на Русь.

Занимались греки в основном продажей мелкого товара: галантереи, книг, икон. Называли их «офенями» – от слова «Афины», прародины торговцев. По­токи дисквалифицированных скоморохов и новоявленных коробейников не могли не пересечься.

Так началась эпоха офе­ней – самого тайного общества на Руси, куда более закрытого, чем масоны.

Кто говорит по фене

Выглядели эти бродячие торговцы без­обидно. Бусы, расчески, игрушки, дудочки, ткани да нитки, кружева и ленты. Казалось бы, что тут секретного? Но имелся у офеней-коробейников свой язык, непонятый непосвященным.

Причем, согласно мно­жеству исследований, язык придуманный. Есть в нем, конечно, заимствования: из греческого, идиша, областных диалектов. Но это явно язык-шифр: его сочинили и учили ему только «своих». Зачем?

Во-первых, он помогал торговцам сго­вариваться между собой так, чтобы поку­патель не понял. Во-вторых, позволял со­хранить и передать по наследству тайны торгового мастерства и секреты реме­сел.

Ведь делали коробейники не только гребни и бусы: они участвовали в произ­водстве и распространении лубков, где наряду с забавными или поучительными картинками-«комиксами» были едкие са­тиры – все тот же глум. Имелись среди офеней также иконописцы, продававшие иконы «из-под полы».

А иконы зачем прятать? Это были не простые иконы – старообрядческие. Ста­роверы не могли молиться на образ, пи­санный по новому канону. А где взять «пра­вильный»? Только у мастеров, которые в секрете такие иконы пишут и скрытно их разносят тем, кому требуется.

И обычные иконы они продавали, но часто «с фокусом». Сперва рисовали чертей, поверх них – святых. Продаст ко­робейник такую иконку в селе, а через пару дней туда же приходит его подель­ник. Узнает, кто купил икону, предлагает проверить: дескать, подозрительная.

На глазах у покупателя сколупывает на уголке верхний слой – а там бесы пляшут! Тут «благодетель» за соответствующую мзду берется уничтожить проклятую доску, вза­мен же продает «честную» икону без чер­тей – из той же мастерской, разумеется. Ну а «скверную» икону можно закрасить – и снова продавать.

Скоморохи. Аполлинарий Васнецов. 1904

Скоморохи. Аполлинарий Васнецов. 1904

Хитрили коробейники, мухлевали. Но они же несли в народ просвещение: тор­говали книгами, в том числе запрещен­ными. Распространяли грамоту среди населения: ведь чем больше читающих, тем выше спрос на книжки.

Выстраивали сложные торговые сети, заодно перено­сили новости и формировали народное мнение. Товар у них бывал всякий, в том числе нелегальный, но от властей спасали скоморошьи навыки с переодеванием, умением заговорить зубы, отшутиться и ускользнуть.

В общем, без тайного языка в такой жизни не обойтись. Он нам и сейчас в той или иной мере известен: это блатная феня. Язык офеней.

Государство подозрительно относилось к ватагам с их секретным языком: может, бунтари или раскольники? Беспокойство дошло до того, что Владимиру Далю пору­чили изучить вопрос и составить словарь офеней. К концу 1854 года «Офеньско-русский словарь» был готов.

Даль собрал более пяти тысяч слов, но ничего предосу­дительного не нашел. Зато страна понем­ногу заговорила на фене…

Легенды Замри-горы

Какое же тайное общество без собра­ний, легенд и обрядов? Офени-коробей­ники все это унаследовали от скоморохов. Своим покровителем считали они бога Трояна: триединое божество, возможно, даже старше Ярилы и Велеса.

Легенда гласит, что некогда в Иванов день (его на­зывают праздником Ивана Купалы – так в народе нарекли церковный праздник Рождества Пророка, Предтечи и Крести­теля Господня Иоанна, отмечается 7 июля (нов. ст.). – Ред.) бродил Троян по земле, утомился и присел на пригорке. Проходила мимо ватага скоморохов.

Принялись они петь, плясать, на дудках играть – веселить бога. И он в благодарность подарил им се­ребряную маску. Кто ее наденет – сможет по желанию менять внешность и голос.

Скоморохи на том пригорке волшебную маску спрятали и сговорились каждый год на Купальскую ночь здесь тайно со­бираться, проводить обряды и все по оче­реди надевать маску, чтобы на грядущий год получить дар преображения.

Памятный пригорок – место вполне ре­альное. Это Замри-гора – самая высокая точка Подмосковья: 310 метров над уров­нем моря. Согласно легенде, на Ивана Купалу Замри-гора начинает расти, пока вершина, а вместе с ней и скоморохи с их таинственными обрядами не скроются за облаками.

На рассвете гора вновь опу­скается и «замирает» до следующего года. Но непосвященный нипочем не увидит ни растущую гору, ни пляшущих скоморохов, ни серебряную маску.

В 2017 году Русское географическое об­щество установило на Замри-горе огром­ный валун. Правда, надпись на камне вы­глядит странновато: «Памятник природы».

…Исчезли скоморохи, ушли офени-ко­робейники. Остались легенды, сохранился и даже процветает их тайный язык – феня, живы наследники скоморохов – артисты, циркачи, сатирики, книготорговцы, журна­листы. Ну и жулики, конечно.

 

 

Оставить комментарий