Главная » ПОЛИТИКА » Шараф Рашидов: Просвещенный монарх Узбекистана

Шараф Рашидов: Просвещенный монарх Узбекистана

Когда мы вспоминаем о советском Узбекистане, то перед глазами в первую очередь возникает образ Шарафа Рашидовича Рашидова. Этот человек много лет возглавлял республику, был обласкан Хрущевым и Брежневым, но последние месяцы жизни провел в опале и, по слухам, даже покончил с собой.

Рашидова хотели лишить всех наград, но не успели

Рашидова хотели лишить всех наград, но не успели

Один из немногих

По многим параметрам Рашидов  – личность уникальная.

Ровесник революции, он родился в крестьянской семье, в селе Совунгарлик Джизакского уезда. Его родители гра­моты не знали, а Шараф умудрился еще до войны, совсем молодым человеком, стать редактором самаркандской газеты «Ленинский путь».

Потом были битвы за Москву, за Ле­нинград. Сражался он, по свидетельству боевых товарищей, храбро. На Волхов­ском фронте младший лейтенант Раши­дов, настоящий солдат-окопник, был тя­жело ранен. Война для него завершилась в 1943 году. Но к этому времени на его гимнастерке уже сверкали два ордена Красной Звезды. Впоследствии, придя во власть, он стал одним из немногих вож­дей брежневской эпохи, кто вынес все тяготы Великой Отечественной войны.

Из госпиталя Шараф Рашидович вернулся в Узбекистан — к обязаннос­тям редактора. А параллельно выпус­тил несколько книг, посвященных во­енным годам и послевоенной жизни, и его карьера стремительно взлетела. Среднеазиатской республике требо­вался интеллигентный вождь. Рашидов, хорошо знавший и тюркскую, и персидскую, и русскую культуру, стал предсе­дателем местного Союза писателей, в 1950-м возглавил Президиум Верховно­го Совета республики. В 33 года он стал третьим человеком в Узбекистане, а в 42 —первым!

Просвещенный монарх

Гуманитарий Рашидов мечтал пре­вратить Узбекистан в промышленный центр. И многое ему удалось. (Конечно, не без помощи из Москвы.) Но имен­но при нем в Ташкенте появился один из лучших в мире авиационных заво­дов — производственное объединение им. Чкалова. Уникальное предприятие! Заработал Ташкентский тракторный за­вод, начала развиваться и крепнуть хи­мическая промышленность.

А где производство — там и наука. Ташкент стал одним из крупнейших уни­верситетских центров СССР. И надо от­метить, что ученые разных националь­ностей, работавшие в Узбекистане, до сих пор с ностальгией вспоминают эпо­ху Рашидова — «просвещенного пар­тийного монарха».

Тогда же, в его времена, в Узбекис­тане было обнаружено одно из крупней­ших в мире месторождений золота — Мурунтау. Республика начала добывать драгметалл, хотя, разумеется, и это дело не обошлось без поддержки из столицы: Мурунтау курировало могу­щественное оборонное московское ми­нистерство — Минсредмаш во главе с Ефимом Славским, с которым Рашидову удалось найти общий язык.

Развивался и узбекский кинемато­граф, который в шутку иногда называли «Басмач-фильм». Действительно, уз­бекские режиссеры и сценаристы были мастерами остросюжетных приключен­ческих картин из истории Гражданской войны. В Ташкенте сняли несколько масштабных многосерийных телефиль­мов, самыми популярными из которых стали «Огненные дороги» — жизнеопи­сание поэта и революционера Хамзы Хакимзаде.

Хлопок любой ценой

Но главным для Узбекистана оста­вался хлопок. И Рашидов взял за правило всеми правдами и неправдами ставить рекорды по поставкам белого золота, заметив, как это радует старе­ющего Брежнева.

Брежнев не раз приезжал в Узбекистан, за несколько лет дважды наградил Рашидова звездами Героя Социалистического Труда. А в 1980-м еще и Ленинской премией.

Шараф Рашидов и Леонид Брежнев

Шараф Рашидов и Леонид Брежнев

В начале 1970-х годов республика давала около 4 миллионов тонн хлопка в год. Рашидов в офици­альной обстановке пообещал довести показатели до фантастических 5,5 мил­лиона тонн. Брежнев, сидевший в пре­зидиуме, пошутил:

«А 6 миллионов по­тянете?»

Шараф Рашидович не мог ни смолчать, ни отказаться. Разве только отшутиться, но вместо этого он всерьез ответил:

«Да».

Это была его роковая ошибка. До­биться таких результатов без увеличе­ния рабочего дня, без использования детского труда и без приписок было не­возможно. По существу в Узбекистане возродился рабский труд. К тому же где приписки — там и взятки, неучтенные доходы и прямое воровство.

В 1974 году Рашидов поставил под­пись под документом, согласно кото­рому объемы добычи хлопка в Узбе­кистане стали превышать 5,5 миллиона тонн… Но это было очковтирательство. И об этом прекрасно знали в КГБ. Там фиксировались и пустые вагоны, кото­рые директора предприятий за щедрую мзду записывали как очередную поставку хлопка. И камни, набитые в меш­ки с хлопком для веса…

По характеру Рашидов вовсе не был высокомерным баем. Он редко повышал голос, никогда не оскорблял подчинен­ных. Говорил тихо и деликатно, но вну­шительно. Его указания в Узбекистане исполнялись беспрекословно.

Однако при этом он так и не смог победить ста­ринную восточную традицию — подно­сить чиновникам, от которых зависело то или иное дело, бакшиш, то есть пода­рок, а проще говоря — взятку. Крупный управленец в таких условиях невольно превращался в состоятельного челове­ка.

Советский плакат Узбекистана

Советский плакат Узбекистана

В стране всеобщего равенства это считалось неприемлемым и опасным. Поэтому директора заводов и секре­тари ЦК зарывали в горячую узбекскую землю «клады» — пачки денег, ювелир­ные украшения, скатанные костюмы из добротной шерсти, меха и ковры… Они побаивались ОБХСС и КГБ. Не своих, давно подкупленных и повязанных уза­ми дружбы, а московских, которые мог­ли нагрянуть в любой момент.

Опала после смерти

Так и случилось после смерти Бреж­нева, когда должность Генерального секретаря ЦК КПСС занял Андропов, который давно «копал» под «большого узбека». Борьба со «злоупотребления­ми» была коньком нового Генерально­го секретаря ЦК КПСС. Роковым стал его телефонный разговор с Рашидо­вым.

«Сколько вы собираетесь в этом году сдать хлопка?» — «Как обычно, Юрий Владимирович, 5,5 миллиона». — «А сколько из них будет липовых?» — холодно спросил Андропов. Ответа не требовалось.

Не дождавшись опалы, Рашидов умер в собственном автомобиле: 31 ок­тября 1983 года у него остановилось сердце. Сразу пошли слухи о само­убийстве. Говорили даже, будто хозя­ин Узбекистана выбросился из окна собственного кабинета. Но это, не так. Иначе бы вряд ли Рашидова похорони­ли с пышными восточными почестями в самом центре Ташкента. Впоследствии над его могилой планировали возвести мемориальный комплекс как место бу­дущего паломничества.

Но следующим летом в Ташкент прибыла комиссия ЦК из Москвы. Се­рьезные люди пошептались — и быв­шие выдвиженцы Рашидова принялись осуждать недавнего патрона. Дошло до того, что его прах эксгумировали и перезахоронили на Чигатайском клад­бище.

А следом в Узбекистан прибыли следователи союзной прокуратуры, и почти вся правящая верхушка УзССР была осуждена за коррупцию. Хотя этих управленцев, по сути, некем было заменить. Возможно, Москве не стои­ло проходиться по «хлопковой мафии» мощным катком репрессий. Достаточ­но было наказать лишь самых отъяв­ленных коррупционеров.

Ценности, изъятые у преступников хлопковой мафии

Ценности, изъятые у преступников хлопковой мафии

Но что сдела­но, то сделано. К тому же многие тогда, критикуя «рашидовщину», надеялись на более честное и благополучное бу­дущее. Но в политике, как и в алгебре, прямолинейные решения редко оказы­ваются оптимальными.

Ностальгия по Рашидову

Сегодня многим ясно, что не было более надежного для Союза руково­дителя Узбекистана, чем Рашидов. В современной республике крупного политика брежневских времен помнят и уважают, хотя правители последнего времени пытаются перечеркнуть его на­следие — как период «русской оккупа­ции». И это одна из многих фальсифика­ций истории, популярных в наше время. Когда-нибудь эта шелуха отпадет, и мы увидим противоречивого, но мощного политика.

Влюбился я

В молодые годы Рашидов преподавал историю, писал стихи и не бросил сочинительствовать, даже когда достиг высшей власти. Из-под его пера вы­ходили не только стихи, но и поэмы, романы и балетные либретто! А однаж­ды ему даже удалось создать шлягер. Песня «Влюбился я» — лауреат конкур­са «Песня-1978» — стала настоящим торжеством дружбы народов: музыку написал азербайджанец Полад Бюль-бюль оглы, стихи — Рашидов, а испол­нил песню казахский вокалист Алибек Днишев.

 

 

Оставить комментарий

error: Content is protected !!