Главная » АРМИЯ » Денис Давыдов: поэт и партизан

Денис Давыдов: поэт и партизан

Считаясь блестящим поэтом и образцовым гусаром, Денис Давыдов не относился к числу донжуанов, пил умеренно, не играл в карты. Зато на войне действовал храбро, хладнокровно и расчетливо.

Денис Давыдов

Денис Давыдов

 Маленького Суворова в детстве показывали «арапу Петра Великого», и Абрам Ганнибал напророчил ему славное будущее. А девятилетнего Дениса Давыдова, в свою очередь, показали Суворову, и тот предсказал: «Я не умру, а он уже три сражения выиграет». Суворовское предсказание не исполнилось, поскольку в нем содержалось слишком много конкретики. Но славой мальчик обделен не был.

Денис Давыдов родился 16 июля 1784 года в Москве. Отец — военный, мать — дочь харьковского генерал-губернатора. Детство Денис провел в купленной отцом деревеньке Бородино, которая прославится на весь мир в 1812 году.

Давыдов начал службу в самом престижном гвардейском кавалерийском полку — Кавалергардском, где благодаря остроумию и стихотворному дару стать общим любимцем.

В 1805 году он сочинил басню «Голова и ноги», где ноги предупреждали голову:

Коль ты имеешь право управлять,

То мы имеем право спотыкаться

И можем иногда, споткнувшись,как же быть —

Твое величество об камень расшибить.

Намек на то, что дворянская оппозиция может, если понадобится, «расшибить» царя, звучал слишком прозрачно. Один из благонамеренных современников выразил уверенность, что автора наверняка сошлют в Сибирь. На самом деле Давыдова в Сибирь не сослали, а всего лишь перевели в обычный Белорусский гусарский полк с переаттестацией из поручиков в ротмистры (поскольку гвардейцы имели перед армейцами преимущество в два чина). Киев, где он оказался, был отнюдь не захолустьем, а главное — Давыдову в гусарах понравилось.

Денис Давыдов, не мог попасть на войну

Проблема заключалась в том, что полк не послали на войну с Наполеоном, а Денису Васильевичу, очень хотелось повоевать. И он пробрался ночью в спальню к главнокомандующему — графу Михаилу Каменскому. Перепуганный фельдмаршал назначение гусару пообещал, но после этого визита стал демонстрировать признаки сумасшествия и был снят с должности.

Наполеон Банопарт

Наполеон Банопарт

За Давыдова же похлопотал его двоюродный брат Алексей Ермолов, пристроивший кузена адъютантом к генералу Петру Багратиону. В одном из боев Денис Васильевич отвлек на себя группу вражеских улан, которые в результате угодили в засаду. Наградой Давыдову стали орден Святого Владимира IV степени, бурка от Багратиона и трофейная лошадь. Вскоре комплект пополнился еще двумя орденами (русским и прусским) и золотой саблей «За храбрость».

В 1808 году в войне против шведов Денис Давыдов служил под началом самого авторитетного русского гусара того времени Якова Кульнева. Бои шли на территории Финляндии, причем русским приходилось сражаться как с проникавшими в наш тыл отрядами регулярной армии, так и с финскими партизанами из местных жителей. По сути, это была та самая народная война, с которой французам предстояло столкнуться с начала в Испании, а потом в России. И одним из архитекторов русской народной войны будет именно Давыдов.

Назло Европе

Вторжение Наполеона Денис Васильевич встретил командиром батальона Ахтырского гусарского полка в чине подполковника. Отметил в нескольких арьергардных боях, но перед самым Бородинским сражением отделился от главной армии с отрядом из 50 гусар и 80 казаков.

Историки спорят, кого считать первым партизаном 1812 года. Некоторые утверждают, что первым был генерал-лейтенант Фердинанд Винцингероде, который 22 июля получил в командование корпус для прикрытия коммуникаций, связывающих Москву с Петербургом. Выделять из корпуса менее крупные группы для партизанских рейдов его заставила, так сказать, сама жизнь. Давыдов изначально видел свою задачу именно в проведении таких рейдов.

Здесь следует учитывать, и политические нюансы Винцингероде был протеже крайне непопулярного в 1812 году главнокомандующего Барклая-де-Толли, замененного под влиянием «русской партии» — на Кутузова. Давыдов же стал родоначальником партизанской войны при поддержке Багратиона и с молчаливого согласия Кутузова. Молчаливого, потому что затевать рискованные предприятия Михаил Илларионович не любил, так что Багратион выделил Давыдову отряд под свою ответственность. Сомнительность же предприятия заключалась в боязни снискать осуждение «просвещенной Европы», которая чуть ли не в полном составе собралась под знаменами Великой армии Наполеона.

Михаил Кутузов

Михаил Кутузов

В самом начале своего первого рейда Денис Давыдов сменил гусарский мундир на казацко-крестьянскую одежду, хотя это было рискованно. Попав в плен в мундире регулярной армии, он мог рассчитывать, что с ним будут обращаться как с военнопленным. Партизаны же, схваченные в штатском костюме, считались бандитами и шпионами и подлежали немедленному расстрелу.

Победителей не судят

 Действовал отряд Давыдова в районах Гжатска, Дорогобужа и Вязьмы. Крупные вражеские соединения и укрепленные пункты партизаны не трогали без крайней на то необходимости. Такая необходимость возникла только в конце октября 1812 года, когда для захвата занятой бригадой генерала Жана-Пьера Ожеро деревни Ляхово пришлось объединить отряды трех самых известных партизанских командиров — Дениса Давыдова, Александра Сеславина и Александра Фигнера, да еще пригласить казачьего генерала Василия Орлова-Денисова.

Французов тогда перебили и пленили численностью 3,5 тысячи. Судя по документам, еще 3,5 тысячи пленных Давыдов захватил в остальных боях, что неплохо для отряда, численность которого в лучшие времена не превышала пяти сотен.

Нападали по методу «ударил — ушел». Долго нигде не задерживались, обозов с собой не таскали, пленных отправляли на организованные местным начальством пункты. В общем, Денис Васильевич отрабатывал методы, которые позже изучали все партизанские командиры, вплоть до Че Гевары и афганских моджахедов.

казаки 1812 года

Казаки 1812 года

Давыдов отсылал рапорты напрямую Кутузову и в отсутствие непосредственного начальства чувствовал себя весьма комфортно. Правда, некому было представлять его к наградам. В конце кампании Денис Васильевич попросил-таки для себя орден Святого Георгия IV степени и получил без проблем, но потом простить себя не мог, что не попросил сразу III степень.

Зато, как только непосредственное начальство появилось, все резко ухудшилось. При вступлении в Саксонию Давыдова назначили командовать авангардом в корпусе Винцингероде. Рванув вперед, Денис Васильевич так напугал французов, что они согласились без боя оставить Дрезден. Винцингероде, который хотел сам овладеть столицей Саксонии, закатил скандал и собирался отправить Дениса Васильевича под суд.

Царь наказание, конечно, отменил, банально сострив, что победителей не судят.

Далее, вплоть до взятия Парижа, Давыдова перебрасывали в разные места, а он при малейшей возможности бросался в гущу очередной схватки. При Ла-Ротьере, например, под ним убили пять лошадей, а сам он в конце битвы захватил со своими ахтырцами вражескую батарею.

Чин генерал-майора Давыдов получил в январе 1814 года, но из-за путаницы в рапортах узнал об этом лишь через два года, да потом долго ещё доказывал, что получил его не по ошибке.

Седина в бороду, бес в ребро

Привыкнув на войне выступать этаким вольным художником, в мирные армейские реалии Давыдов абсолютно не вписывался. А начальство, словно из вредности, не отпускало его в отставку.

В 1819 году не раз влюблявшийся (как правило, неудачно) Денис Васильевич -: женился, наконец, на генеральской дочери Софье Чирковой. У супругов родились пятеро сыновей и четыре дочки.

Денис Давыдов при малейшей возможности выпрашивал себе отпуска, которые до предела насыщал общением с семьей и друзьями, а также литературным творчеством. В друзьях у него ходили все лучшие русские литераторы, начиная с Пушкина. А он был для них не только собратом по перу, но и военным кумиром, героем.

В 1831 году при подавлении Польского восстания Денис Васильевич снова тряхнул стариной, отличился во многих сражениях и закончил войну генерал-лейтенантом. Выйдя в отставку, занялся написанием мемуаров. В «Дневнике партизанских действий 1812 года» : — от души поиздевался над Бонапартом, утверждавшим, что, русские партизаны не доставили ему ни малейшего беспокойства.

Следуя поговорке «Седина в бороду, бес в ребро», Давыдов пережил бурный роман с племянницей своего сослуживца Евгенией Золотаревой. Но от любовницы, которая была на 27 лет его младше, все же вернулся в лоно семьи.

перезахоронении останков Багратиона на Бородинском поле

В преддверии очередной годовщины Бородинской битвы Денис Васильевич добился решения о перезахоронении останков Багратиона на Бородинском поле. Но до самой церемоний, где должен был командовать эскортом, не дожил. скончавшись 22 апреля 1839 года в имении своей супруги.

Рожденный, по его собственным словам, для рокового 1812 года, Денис Давыдов в глазах современников стал фигурой почти культовой. И не случайно в Военной галерее Зимнего дворца его портрет висит не где-нибудь в верхнем дальнем углу, а под боком у выписанного в полный рост Кутузова, рядом с Уваровым и Багратионом.

Оставить комментарий