Главная » ИСТОРИЯ » Сэр Николас Уинтон: Поезда разлуки и надежды

Сэр Николас Уинтон: Поезда разлуки и надежды

Речь пойдет о том, кого многие заслуженно называют Сэр Николас Уинтон. В мае 2017 года на главном железнодорожном вокзале Праги появился необычный памятник в виде… вагонной двери, стоящей на постаменте из темно-зеленого мрамора. Это точная копия двери пассажирского поезда образца 1939 года, на стекле которой выгравированы отпечатки ладоней. С внутренней стороны – крохотных детских, снаружи – взрослых.

Памятник «Разлуки и Надежды»

Памятник «Разлуки и надежды». Отпечатки ладоней взрослых на наружной стороне дверного стекла памятника «Прощание» принадлежат бывшим пассажиркам спасительных поездов: Милене Гренфелл-Баинсовой и Зузане Марешовой. А на внутренней стороне стекла «красуется» ладошка 6-летней правнучки Милены…

Этот памятник называют по-разному: и памятником «Разлуки и надежды», и памятником «Прощание». А установлен он в честь одного из самых драматичных эпизодов Второй мировой войны: вывоза еврейских детей из Чехословакии весной и летом 1939 года

Только один

1 октября 1938 года танки вермахта вошли в Прагу, и уже в марте 1939-го на карте Европы появилось марионеточное пронацистское государство Протекторат Богемии и Моравии. Начались преследования евреев, их принуждали эмигрировать, конфискуя при этом все имущество, вплоть до золотых зубных коронок. Но покинуть город могли далеко не все, хотя оставаться там было все опаснее и опаснее.

Тем временем, в Англии появилось «Движение детей-беженцев», лидеры которого в ноябре 1938 года обратились к британскому премьеру с просьбой разрешить временный ввоз в страну еврейских детей без родителей и других сопровождающих. Разрешение было получено, но с некоторыми оговорками. Во-первых, ввозу подлежали только дети от 2 до 17 лет. А во-вторых, каждая еврейская семья могла отправить в далекую Англию, подальше от бед, лишь одного ребенка.

Страшный выбор

Только представьте себе, какой мучительный выбор предстояло совершить тем, у кого было хотя бы двое детей? А трое, четверо? Каково им было принимать это решение: какого ребенка спасать, а какого оставлять на заклание? Каково это вообще — отправлять свое дитя в одиночестве в неизвестность?

Много горьких слез было пролито на том вокзале. Хотя родители, прощаясь с детьми, успокаивали их всяческими небылицами, вроде того, что скоро они вернутся домой или папы и мамы сами приедут за ними. Одна из спасенных, Алице Климова, будучи взрослой женщиной, вспоминала: «Только сегодня я в полной мере способна оценить невообразимую отвагу родителей и их способность притворяться. Они разыграли передо мной такую сценку: «Как же тебе повезло, вот поедёшь в Англию, где море, а ты ведь у моря еще никогда не была!». И лишь в самый последний момент, когда поезд уже набирал ход, папа расплакался.

Британский Шиндлер - Николас Уинтон - человек, который спасал детей

Британский Шиндлер – Николас Уинтон – человек, который спасал детей

Отваги хватало не всем. Маленькую Лору Канн отец вытащил из поезда в последний момент — за руку из окна вагона. Она осталась в Праге и в итоге прошла через восемь (!) концлагерей. Лора чудом выжила, но никогда не винила отца за то, что тот не смог с ней расстаться.

Но в большинстве своем родители старались держаться изо всех сил. С болью в сердце и улыбкой на лице они твердили растерянным малышам: «Скоро увидимся!» Эти слова без конца звучали на перроне, неслись вслед уходящим поездам. И детская память сохранила их на всю жизнь, как и уплывающие силуэты мам и пап, остающихся на перроне…

Чтобы скрыть от общественности эти душераздирающие сцены прощания, профашистские власти вскоре запретили родителям выходить на платформы.

Номер на груди, имя на спине

Операция по вывозу детей получила название «Киндертранспорт», а финансировало ее все-то же британское «Движение детей-беженцев». Его участники изыскивали не только средства  — 50 фунтов для каждого ввозимого ребенка (гарант возможности возвращения на родину), но и подыскивали английские семьи, готовые взять на себя заботы о чужих детях. А заботиться приходилось по полной программе. Ведь беженцы ехали с пустыми руками: им было позволено взять с собой лишь небольшой чемодан, без каких- либо ценностей и не более 10 немецких марок. Иные дети не имели и этого. Из «документов» только номер на груди да имя на спине. Лишь у единиц были удостоверения личности — с фото, указанием пола, даты рождения, полного имени и адреса родителей. Только это им мало чем помогло…

Радиостанция ВВС призвала англичан брать детей на попечение. Откликнулись около 500 семей, из которых волонтеры выбрали наиболее обеспеченных.

Словом, в Англии вовсю кипела подготовительная работа. Между тем самими детьми, которые должны были прибыть в Британию, в Праге никто не занимался.

И неизвестно, вышло бы что-нибудь из благородной затеи, если бы не Николас Уинтон — простой банковский служащий.

«Хочу домой»

На исходе 1938 года Уинтон, отказавшись от рождественских каникул, отправился в Прагу по просьбе своего друга Блейка, работавшего там, в еврейской благотворительной организации. Блейк посвятил Николаса в суть готовящейся операции по спасению детей, и Уинтон без колебаний решил принять в ней участие: он осознавал, что еврейское население Чехии находится под угрозой. Николас остался в Праге и, понимая, что времени в обрез, решил действовать самостоятельно как частное лицо. Его фирма, даже не фирма, а какая-то «шарашка», осуществляла свою деятельность под прикрытием Комитета по делам беженцев и тесно сотрудничала с туристической фирмой «Чедок». Расходы на первых порах Уинтон оплачивал из собственного кармана. Офисом ему служил стол в вестибюле отеля, где он поселился.

Сэр Николас Уинтон

В 1990-е годы одна из спасенных девочек, к тому времени давно ставшая бабушкой, подарила сэру Николасу кольцо с выгравированным на нем изречением из Талмуда: «Спасая одну жизнь, ты спасаешь весь мир». Николас Уинтон спас 669 жизней, и теперь на этом свете живут более 6 000 человек — самих спасенных и их потомков

В его задачи входило получение разрешений: от немцев — на выезд, а от британцев — на въезд. Он также вносил за каждого ребенка залог 50 фунтов стерлингов, организовывал транспортировку и прием детей в английских семьях.

Комплектуя группы отъезжающих, Уинтон одновременно вел переговоры с властями Голландии, откуда в Англию отправлялись паромы с беженцами: свои порты нацисты потребовали не загружать.

В Лондоне Уинтону помогала мать, которая наравне с «Движением детей- беженцев» искала приемные семьи и встречала ребят. А это было очень непросто, ведь обстановка по прибытии детей в Британию была не менее тягостной, чем при их отправке из Чехии. Малыши, не понимая, что происходит, плакали: «Где моя мама? Я хочу домой!» Тех, кому не успели найти семью, отправляли в распределительные лагеря, куда каждое воскресенье на смотрины приезжали английские семьи. Некоторые из них брали детей в корыстных целях, например для работы в качестве служанок или нянек… Но это все же это было лучше, чем концлагерь.

Девятый поезд

14 марта 1939 года из Чехии в Англию отправилась первая небольшая группа из 20 мальчиков и девочек. Последний, восьмой поезд увез 68 ребятишек 2 августа 1939 года. Всего из Праги в Великобританию прибыли восемь поездов с 669 детьми! Девятый, который должен был выехать 1 сентября с 250 детьми, не успел отправиться. В этот день Германия вторглась в Польшу, и все границы были мгновенно закрыты. Началась Вторая мировая. Немецкие солдаты не дали тем, кто прибыл на вокзал, сесть в поезд. Почти все эти дети погибли в концлагерях… «Всего лишь днем раньше поезд бы прошел. Это одно из самых тяжелых моих воспоминаний», — говорил Уинтон. Когда его однажды спросили, счастлив ли он, Николас ответил отрицательно: ему не давал покоя тот девятый поезд, который так и не отошел от пражского перрона.

Это жизнь

Операция “Киндертранспорт» была прервана с началом Второй мировой войны: все границы тут же оказались на замке. Николасу удалось вернуться в Британию, где он устроился на работу в Красный Крест. А в 1940-м ушел добровольцем на фронт. В 1954 году, выйдя в отставку в чине лейтенанта королевских ВВС, Уинтон работал в Международной организации по делам беженцев при ООН. В более поздние годы занимался благотворительностью, помощью престарелым. И никогда никому не рассказывал о своем участии в спасении детей из Чехословакии. До 1988 года об этом никто не знал. Но вмешался случай.

Сэр Николас Уинтон

Лишь 8о детям из 669, отправленных из Праги на восьми поездах «Киндертранспорта», довелось вновь увидеть своих отцов и матерей. В Протекторате Богемии и Моравии евреям было не место, поэтому большинство взрослого еврейского населения вскоре погибло в нацистских лагерях смерти.

Супруга Уинтона Грета, наводя порядок на чердаке, наткнулась на старый портфель и обнаружила в нем списки и фотографии детей, а также записную книжку с английскими адресами и фамилиями. Разумеется, она спросила мужа, что это такое. И тот впервые поведал ей о детях, вывезенных с его помощью из Чехословакии в 1939 году.

Грета была потрясена. Она передана найденные документы историку Элизабет Максвелл, а та направила по всем адресам (это были адреса британских семей, приютивших детей-беженцев) письма… Откликнулись 80 человек.

Грандиозность открывшейся ей истории поразила Максвелл. И она решила, что о подвиге Николаса Уинтона должна узнать вся Британия. Но как это сделать? С помощью телевидения!

Сорок лет назад в Англии не было более популярной телепередачи, чем ток- шоу «Это жизнь! – И ее выпуск от 27 февраля 1988 года стал поистине сенсационным. Он был посвящен организатору спасения чешских детей Николасу Уинтону, о подвиге которого мир не знал 50 лет…

Николас Уинтон на телешоу

Николас Уинтон на телешоу

Небольшой зал в телестудии был полон. Собралось более 100 человек: 24 спасенных, их родственники, близкие тех, кто не дожил до этого счастливого момента. Самого Уинтона пригласили в качестве зрителя — ему готовился сюрприз. Во время встречи неожиданно для всех, и Николаса в первую очередь, ведущая Эстер Ранцен сообщила, что в студии присутствует человек, организовавший спасение детей в Чехословакии. Зал на мгновение притих, а потом разразился громом аплодисментов. Все внимание обратилось на пожилого мужчину в первом ряду — это и был Николас Уинтон. А тот приподнялся и смущенно оглядывал ликующих людей. Сидевшая рядом Вера Диамант, которой в 1939-м было 10 лет, обняла Уинтона, поцеловала его руки. Другие спасенные тоже устремились к нему, чтобы обнять или хотя бы дотронуться до краешка одежды. Николас был потрясен таким вниманием, ведь он не знал никого из этих людей. В 1939-м он работал в основном со списками и фотографиями малышей, а тут перед ним стояли живые и уже пожилые люди.

Обычный человек Сэр Николас Уинтон

После шоу Уинтон стал известной личностью. Но с присущей ему скромностью старался избегать всяческой шумихи. В 2002 году словацкий режиссер Матей Минач снял документальный фильм “Могущество добра. Николас Уинтон». Кинофильм получил премию «Эмми», его показали во многих стран. Так об Уинтоне узнал весь мир.

Сэр Николас Уинтон. Рыцарь

Николас Уинтон происходил из семьи немецких евреев: в 1907 году те эмигрировали в Великобританию, приняли крещение и сменили фамилию Вертхайм на английскую Уинтон. Поэтому Николасу, несмотря на его заслуги, так никогда и не было присвоено израильское звание «Праведник народов мира». Оно присуждается только не евреям, с риском для жизни спасавшим евреев в годы фашистской оккупации Европы

В том же 2002 году королева Елизавета произвела Николаса в рыцари. А в 2014-м, когда сэру Уинтону исполнилось 105 (!) лет, ему вручили орден Белого льва — высшую награду Чехии, где его имя давно стало синонимом самоотверженности, доброты и человечности.

Николас Уинтон ушел из жизни 1 июля 2015 года в возрасте 106 лет. Молчаливый герой умер в кругу семьи, тихо и спокойно. До конца жизни он оставался чрезвычайно скромным и не раз повторял: «Я обычный человек. В той спасательной операции я совсем ничем не рисковал. Любой, оказавшись на моем месте, поступил бы так же».

Оставить комментарий

error: Content is protected !!