Главная » ГЕОГРАФИЯ » Башня грифонов в Санкт-Петербурге

Башня грифонов в Санкт-Петербурге

Пожалуй, ни один другой город России не может предложить своему жителю и гостю такое количество мифов и легенд, как Петербург, Тут у каждого, дома — своя история когда простая, а когда захватывающая как, например, Башня грифонов в Санкт-Петербурге у Аптеки доктора Пеля, расположившейся сразу в двух зданиях, № 16-18, на 7-й линии Васильевского острова.

Башня грифонов в Санкт-Петербурге

Башня грифонов в Санкт-Петербурге

Аптекарь Вильгельм Пель

История аптеки началась в 1730 году, когда и было построено здание № 16: ему уже без малого 300 лет. Конечно, с тех пор его не раз перестраивали. Но назначение дома не менялось никогда. Согласно официальным данным, с самого начала в нем на первых этажах располагались аптекарская лавка, а чуть выше — комнаты под сдачу, доходный дом.

Место для постройки было выбрано неслучайно: на 7-й линии Васильевского острова, в Академическом и Днепровском переулках, обитали аптекари. Отсюда и название — Аптекарский квартал. Так тогда было принято: представители одного ремесла селились рядом, чтобы было удобнее работать, снабжать и сбывать.

Но, судя по всему, у первых владельцев аптеки дела не слишком заладились, поэтому они продали ее другим людям. И те, в свою очередь, третьим. Лавка переходила из рук в руки до тех пор, пока в 1858 году ее не приобрел Вильгельм Пель, немец, превращенный в России в Василия Васильевича.

Сын придворного сапожника, он обучался провизорскому искусству в Дерптском (ныне Тартуском) университете, потом набирался опыта в германском Гессене. И приехал в Петербург с горячим желанием открыть по-настоящему современную и прогрессивную аптеку, что и сделал: народ ломился к Пелю, даже будучи здоровым,. — поглазеть на диковинные таблетаторы и грануляторы, а заодно изумиться выучке пелевских аптекарей. Вот уж кто знал свое дело досконально! Да и как им было не знать, когда это были сыновья Василия Васильевича, с ранних лет приставленные к фамильному делу.

Александр Пель

Наибольших успехов из семерых отпрысков достиг первенец Пеля — Александр Васильевич. Не иначе как сам Господь поцеловал его в макушку — так много сделал этот человек! В 23 года он уже был магистром фармации, потом учился в Петербурге, Дерпте и Гессене, получил звания доктора философии и магистра химии, но главное — при нем аптека и химическая лаборатория отца разрослись в настоящий научно-производственный комплекс, который давал работу сотням людей. В одной только аптеке трудились 73 человека! А в ее обширном прейскуранте числилась среди прочих и такая услуга, как .. позолота пилюль: чтобы позолотить 30 таблеток, требовалось уплатить 60 копеек.

Аптекарь Алесандр Пель

Аптекарь Алесандр Пель

Будучи сначала ученым, а уже потом дельцом, Александр Васильевич первым в России применил асептический метод изготовления лекарств, а главное — изобрел аптечную ампулу! Ту самую ампулу, к которой мы привыкли настолько, что перестали даже замечать ее существование. Подумаешь, какой-то пузырек. А 136 лет назад это был настоящий прорыв: метод дозирования и стерилизации инъекционных растворов в запаянном стекле взяли на вооружение фармацевты всего мира!

Спермин. Виагра доктора Пеля

Гремело имя Пеля на международном рынке и в связи с другим его изобретением — «Спермином» — мощным стимулятором потенции, аналогом современной виагры. Рецепт его давно утерян, но, согласно слухам, дошедшим до нас из начала XX века, изготавливался этот чудо-препарат из спермы китов.

Старинный флакон с лекарством. Спермин был авторской разработкой самого Александра Васильевича Пеля

Старинный флакон с лекарством. Спермин был авторской разработкой самого Александра Васильевича Пеля

Так это или нет, неизвестно, но лекарство пользовалось колоссальным успехом и даже получало призы на международных выставках. А в газетах его рекламировали в таких выражениях: «Старческая дряхлость, артериосклероз, переутомление, общая слабость после перенесенных болезней, последствия алкоголизма и т. д., неврастения и нервные заболевания, половое бессилие, сердечные заболевания, истощение и худосочие с успехом лечат «Спермином» Пеля, о чем свидетельствуют имеющиеся в литературе многочисленные наблюдения известнейших врачей всего мира».

«Спермин» был авторской разработкой самого Александра Васильевича, и его рецепт хранился в секрете. Препарат нельзя было производить на Фармацевтической фабрике, только в лаборатории при самой аптеке. Но та была слишком мала и не справлялась с производством лекарств. И тогда Пель построил новую лабораторию с котельной, оснащенной высокой кирпичной трубой, прямо во дворе домов № 16 и № 18, который к тому времени тоже стал собственностью аптекаря.

Лаборатория алхимика

Именно из-за этой лаборатории Александр Васильевич и приобрел репутацию… алхимика и чернокнижника. Можно сколь угодно смеяться, но по Петербургу со скоростью света стали расползаться слухи о том, что по ночам прославленный аптекарь занимается превращением ртути в золото.

Аптека-музей Пеля в Санкт-Петербург

Аптека-музей Пеля в Санкт-Петербург

Эта легенда оказалась на редкость живучей. И сегодня экскурсоводы потчуют туристов байками о том, что доктор Пель полжизни потратил на поиски философского камня. Увы, он его так и не нашел, зато сумел вывести формулу счастья, а попутно — и грифонов в своем подземелье. По другой версии, аптекарь ненароком открыл дверь в параллельные миры, а оттуда эти самые пернатые львы и выпорхнули. Но, откуда бы ни взялись грифоны, они верно служили Пелю, охраняли его секреты и по ночам патрулировали здание аптеки и окрестности, кружась над ними.

Башня грифонов в Санкт-Петербурге

Петербуржцы, а особенно жильцы соседних с аптекой домов так уверовали в существование грифонов, что всерьез жаловались, будто истошные крики и хлопанье крыльев мешают им спать по ночам! На Пеля, судя по газетным публикациям начала XX века, даже подавали в суд и требовали, чтобы тот приструнил своих пташек!

И это притом, что никто никаких грифонов над аптекой в глаза не видывал! Но и этому «недоразумению» нашлось объяснение: аптекарь просто сделал грифонов невидимыми. И все же разглядеть их было можно: мифические существа отражались в оконных стеклах и зеркалах. По свидетельству очевидцев — жуткое зрелище! Но полезное — у всякого, кто мог заметить грифона, обязательно исполнялось заветное желание, к нему приходили богатство и слава. Поэтому теперь народ толкался не только у аптеки Пеля, но и норовил заглянуть во двор, где возвышалась Башня грифонов, на вершине которой те свили гнездо.

Код счастья

Что же это за башня такая? Всего лишь труба химлаборатории во дворе аптеки. Сложенная из добротного красного кирпича, она к тому же отличалась выдающимися размерами. Поэтому люди отказывались верить, что это просто труба котельной, и называли ее исключительно Башней грифонов. Да и сейчас так зовут, хотя ныне она не так хороша, как была когда-то: во время Великой Отечественной войны навершие трубы разобрали, чтобы та не выделялась на фоне остальных домов и не могла служить мишенью при бомбежке блокадного города. Теперь ее высота составляет всего 11 м, зато ширина осталась выдающейся — 2 м.

Код счастья

В новейшей петербургской мифологии появилась легенда о том, что кирпичики Башни грифонов, пронумерованные числами от 0 до 9, регулярно меняются местами и периодически составляют уникальный код счастья

Не зная ее истории, сложно поверить, что труба «является неотъемлемой частью объекта культурного наследия» «Дома А. В. Пеля с аптекой, химической лабораторией и фабрикой». И поэтому ее нельзя снести — к большому сожалению жителей домов № 16-18 и зданий, к ним прилегающих, которые большинством голосов выступали за ликвидацию башни.

Понять их можно. Лет 10 назад их буквально замучили ночные паломничества к трубе котельной, ловцы грифонов, жаждущие исполнения своих желаний. Ведь далеко не все посетители Башни отличались хорошими манерами: труба регулярно подвергалась актам вандализма, как и стены домов.

Особенно после того как в новейшей петербургской мифологии появилась легенда о том, что кирпичики Башни грифонов, пронумерованные числами от 0 до 9, регулярно меняются местами и периодически составляют уникальный код счастья. И что если оказаться во дворе в это мгновение, то любое загаданное желание сбудется, а судьба кардинально поменяется.

Между тем кирпичи пронумеровал отнюдь не Пель, а художник Алексей Кострома — 1 мая 1994 года. И цифры давно бы стерлись, если бы не неизвестные энтузиасты, регулярно их подновлявшие…

Легенда Башни грифонов, как попасть

Словом, кончилось тем, что, когда в 2012 году Башню грифонов причислили к несносимым строениям Петербурга, жильцы просто закрыли вход во двор для посторонних, а цифры на башне закрасили. Так что никакого кода счастья там нет. Но грифоны, говорят, летают по-прежнему — невидимые и недоступные, а оттого еще более желанные…

 

Оставить комментарий

error: Content is protected !!