Главная » ПОЛИТИКА » Немного о «информационной войне» с Россией

Немного о «информационной войне» с Россией

Международное право постепенно заменялось судом общественного мнения, и государства стали одержимы повествовательным контролем. Информационные войны и «фейковые новости» — естественные последствия, и доверие к СМИ рушится.

Немного о информационной войне с Россией


Много внимания уделяется поляризации освещения в СМИ внутренней политики, хотя как обстоят дела с освещением международной политики? В нынешней информационной войне, похоже, грязные руки у всех сторон. Российские СМИ постоянно критикуют, а иногда и справедливо. Но как информационная война с Россией повлияла на то, как западные СМИ получают, анализируют и распространяют информацию?

Излюбленным источником западных СМИ в Сирии уже давно является Сирийский наблюдательный центр по правам человека, который, несмотря на свое экстравагантное название, является всего лишь блогом. В 2012 году The Guardian раскрыла, что Сирийский наблюдательный центр по правам человека состоит из одного человека, Рами Абдулрахмана, который находится в Ковентри, Великобритания. Днем он вместе с женой управляет магазином одежды, а вечером из кухни он является ведущим источником информации для западного мира о событиях на местах в Сирии. Почему Сирийский наблюдательный центр по правам человека является таким авторитетом в Сирии?

Немного о информационной войне с Россией

Если западным СМИ нужна информация о российских войсках на Украине, химическом оружии в Сирии или любом другом крупном конфликте, в котором участвует Россия, то их помощником станет Элиот Хиггинс, блогер веб-сайта Bellingcat. Ранее он работал в индустрии женского нижнего белья, но получил признание в западных СМИ, сообщая именно то, что они хотели услышать о России.

В интервью с настоящими экспертами журнал Spiegel показал, что Хиггинс неправильно использовал цифровые аналитические инструменты для «расследования» MH17, и его показания были отклонены как «не более чем чтение чайных листьев». Хиггинс называет своих критиков российскими агентами, за которыми часто следуют вульгарные просьбы «отсосать ему яйца». Как Bellingcat стал надежным источником для СМИ?

Немного о информационной войне с Россией

Средства массовой информации не проявили интереса, когда стало известно, что высокопоставленный чиновник Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) потребовал «удаления всех следов» из документа, который противоречил ключевым «доказательствам», обвиняющим сирийское правительство в том, что оно за газовой атакой. Вместо этого СМИ обратились к своим любимым блогерам / «аналитикам».

Самоцензура также проявилась, когда бывший адмирал британского флота лорд Уэст в интервью BBC выразил сомнения в том, что сирийское правительство стояло за атакой с применением химического оружия в Думе. Журналист BBC, взявший у него интервью, быстро прервал его, чтобы сделать выговор адмиралу: «Учитывая, что мы ведем информационную войну с Россией на стольких фронтах, не считаете ли вы, что, возможно, нецелесообразно заявлять об этом так публично».

Немного о информационной войне с Россией

Немецкий журнал Der Spiegel также проделал дыру в странном рассказе о смерти Сергея Магнитского, которая привела к тому, что США приняли закон Магнитского против России и навязали его всему миру. Сюжетная линия, которую западные правительства и пресса с энтузиазмом восприняли с энтузиазмом, была придумана Биллом Браудером, человеком, который заслужил любовь СМИ, назвав себя «врагом Путина номер 1».

Der Spiegel признает сомнительную, что Магнитский был убит в рамках грандиозного заговора, скорее они указывают на непрочную связь Браудера с правдой, множество противоречий и лживых фактов о повествовании «адвоката» Браудера Магнитского, который, как выясняется, на самом деле не был адвокат. Тем не менее, как отмечает Шпигель, захватывающий антироссийский рассказ был слишком убедителен, чтобы воспрепятствовать ему из-за отсутствия доказательств.

После отравления Скрипалей в Великобритании упор на западную «солидарность» аналогичным образом подорвал возможность для объективности. У бывшего посла Великобритании Крейга Мюррея было несколько вопросов, которые, казалось бы, ускользнули от средств массовой информации: у Скрипалей были разные возраст, пол и вес, но через несколько часов после отравления они оба потеряли сознание в одно и то же время, поэтому ни один из них не смог получить помощь. Вместо этого они были обнаружены одним из ведущих британских экспертов по химическому оружию, старшей медсестрой британской армии.

Информация о личности спасателя была раскрыта случайно через несколько месяцев после инцидента, и было непонятно, почему она была скрыта. Выжившим Скрипалям можно было задать эти вопросы напрямую, но средства массовой информации, похоже, довольны рассказом правительства.

Немного о информационной войне с Россией

Пресса также не позволяла фактам влиять на повествование о Russiagate. По словам бывшего технического директора Агентства национальной безопасности Билла Бинни, серверы Национального комитета Демократической партии никогда не взламывались. Однако было доказано, что проигравшая на выборах политическая партия наняла бывшего британского шпиона Кристофера Стила, который предоставил сенсационную и ложную информацию, положившую начало расследованию.

Рассекреченная информация также показала, что ФБР знало, что досье Стила было фальшивкой, представляя собой настоящий сговор, который должен был привлечь внимание СМИ. Тем не менее, нарратив Russiagate остается устойчивым, и его оспаривание классифицируется как самое тяжкое из всех преступлений, поддерживая нарратив Кремля.

Нельзя не почувствовать дежавю в грузинском конфликте 2008 года, когда западные СМИ сообщали все, что грузинское правительство заявило как неоспоримые факты. Даже после того, как Независимая миссия ЕС по установлению фактов в Грузии пришла к выводу, что Саакашвили полностью солгал, рассказ о российском вторжении остается сильным и по сей день.

Последний цирк в СМИ по поводу отравления Навального также показывает множество приоритетов, которые журналисты ставят над задачей информирования общественности. Навальный — активист по борьбе с коррупцией, который пользуется минимальной поддержкой среди населения России и был исключен из либеральной партии «Яблоко» в 2007 году за ксенофобные высказывания. Хотя среди западных журналистов его критическая позиция в отношении Путина принесла ему титул «ведущего оппозиционного политика» и место рядом с Браудером в качестве еще одного «врага Путина номер 1», которому мы просто не можем сопротивляться.

Немного о информационной войне с Россией

СМИ не пытаются ответить, почему российское правительство внезапно решило, что активиста нужно убить с применением громкого химического оружия, только для того, чтобы его лечили в государственной больнице, а затем разрешили перевезти в Германию. Тем не менее, похоже, сложился консенсус в том, что за отравлением стоит Кремль, и теперь это прерогатива НАТО, антироссийского военного альянса, — расследовать и наказывать — хотя и не обязательно в таком порядке.

Прошлые инциденты показывают, что стремление к консенсусу не будет замедляться неудобными фактами, а конфликт между Западом и Россией будет продолжать обостряться.

 

 

Оставить комментарий