Главная » ИСТОРИЯ » Исследователи моря Лаптевых

Исследователи моря Лаптевых

Одно из морей Северного Ледовитого океана называется морем Лаптевых. Исследователи моря Лаптевых – Харитон и Дмитрий Лаптевы, в честь которых и было названо море.

Исследователи моря Лаптевых

Исследователи моря Лаптевых

Два гардемарина

Несмотря на свою простецкую фамилию, двоюродные братья Харитон Прокофьевич и Дмитрий Яковлевич происходили из дворянского рода. Их предки служили в поместном войске, сами они стали моряками, но большую часть подвигов совершили на суше.

При Петре Великом в моду вошла служба «по флоту». Для многих небогатых дворян она открывала возможность карьерного роста. Флоту требовались офицеры, поэтому казна готова была учить дворянских детей, определяя их к делу, к которому царь имел душевное расположение и полагал наиважнейшим для своей державы.

Вот и Харитона и Дмитрия Лаптевых, уроженцев Псковской губернии и будущие исследователи моря Лаптевых, выросших в деревеньках своих родителей, привезли в новую русскую столицу и поместили в Морскую академию, созданную в 1715 году на основе старших классов знаменитой Навигацкой школы. И Харитон, и Дмитрий, бывший на год младше кузена, грамоте учились у приходских священников. С этим багажом знаний они и отправились в плавание по великому морю самостоятельной жизни.

Из стен Академии оба вышли через три года гардемаринами, получив назначения
на разные суда Балтийского флота. Дмитрий был удачливее брата на служебном поприще, раньше него стал мичманом, а в 1725 году в чине унтер-лейтенанта принял под командование шняву «Фаворитка». Через два года он уже командовал фрегатом «Святой Яков». А в 1730 году Дмитрий Лаптев впервые побывал в Северном Ледовитом океане.

Его брат – Харитон Лаптев – стал мичманом только в 1726 году, а потом и вовсе едва не поплатился своей головой за чужую вину. В 1733 году началась война за польское наследство. Коалиция России, Австрии и Саксонии противостояла коалиция Франции, Испании и Сардинии. Мичман Харитон Лаптев нес службу на фрегате «Митава», который в районе Данцига был обманом захвачен французской эскадрой.

Когда офицеры «Митавы» вернулись в Россию, отдали под суд за сдачу корабля без боя и приговорили к смертной казни. Приговор в исполнение не привели, затеяв дополнительное расследование, а через некоторое время приговоренные были оправданы и возвращены на службу.

После этого карьера Харитона Прокофьевича пошла в гору. Летом 1736 года он совершил поход по Балтике, потом его командировали на Дон отыскивать места для постройки судов. А в следующем году он и вовсе стал командиром придворной яхты «Декроне». Однако же, услыхав о наборе офицеров для экспедиции на Север, он изъявил желание принять в ней участие.

Великая сибирская экспедиция

В немалой степени на решение Харитона Прокофьевича повлиял пример брата – Дмитрия Яковлевича, участника Великой Северной экспедиции. Задачей этой экспедиции было исследование и нанесение на карту северного побережья России. В сущности, никакой единой экспедиции не существовало, работали несколько самостоятельных отрядов.

В 1735 году Дмитрия Лаптева отправили в Якутск, чтобы провести по местным рекам группу судов к району Охотска, а там наблюдать за постройкой складов.

Тем временем умер лейтенант Лассиниус, занимавшийся описанием берегов к востоку от устья реки Лены, и Дмитрий Лаптев возглавил Восточно-Ленский отряд. Летом 1736 года он вышел из Якутска, дошел до Быкова мыса, где был остановлен непроходимыми льдами.

После зимовки Лаптев вернулся в Санкт-Петербург для отчета и получил новое задание. Русское Адмиралтейство усомнившись в результатах похода Витуса Беринга, сочло необходимым направить для проверки предоставленных Берингом данных две экспедиции. Одну из них и возглавил лейтенант Лаптев, которому поручили описать побережье от устья Лены до устья Кол и пройти как можно да вдоль побережья Чукотки.

Беринг Витус Ионассен

Беринг Витус Ионассен

Именно в эту пору Дмитрий встретил двоюродного брата Харитона, который пожелал идти с ним вместе. Братья прибыли в Якутск, где их пути разошлись.

Первым в путь отправился Харитон. Его отряд на дубель-шлюпке «Якутск» прошел до устья Лены и, двигаясь морем на запад, добрался до устья реки Оленек, где наткнулся на скопление льда. Экипаж судна пробивался через ледяные поля под парусами и на веслах, расталкивая льдины шестами и коля их ломами. Но 28 июля 1739 года «Якутск» уперся в кромку сплошных льдов. Обходя их Лаптев повел судно севернее. Отыскав проход во льдах, 6 августа «Якутск» вошел в Хатангский залив и проследовал на запад вдоль берегов,  но 21 августа путь им снова преградило ледяное поле. Пробиться через него не удалось. Командир отряда принял решение готовиться к зимовке и повернул обратно. С огромным трудом пробившись через льды, отряд Лаптева вошел в устье реки Хатанги и добрался до стойбища эвенков, подле которого и остался на зиму.

Харитон Прокофьевич велел своим спутникам ежедневно есть свежую мороженую рыбу. Благодаря этому ни один член отряда не заболел цингой. А сам Харитон Лаптев во время зимовки с интересом слушал рассказы местных жителей, собирая информацию о незнакомом крае.

На Колыме

Тем же летом, когда Харитон Прокофьевич безуспешно боролся со льдами, отряд Дмитрия Лаптева на боте «Иркутск» добрался по Лене из Якутска до Ледовитого океана. Дмитрий Яковлевич, в отличие от брата, направился не на запад, а на восток, ведя геодезическую съемку побережья моря, тогда еще безымянного, а позже названного именем Лаптевых. На следующий год Дмитрий Лаптев вернулся к устью Колымы, но, встретив непроходимые льды у мыса Большой Баранов Камень, отступил к Нижнеколымску и там зазимовал.

Новая попытка Дмитрия Яковлевича обойти мыс Большой Баранов Камень была предпринята летом 1741 года. Лето выдалось теплым для тех мест, но пройти через льды опять не удалось. Тогда Дмитрий Лаптев сформировал санный отряд, который на собаках и оленях прошел по замерзшей реке Большой Анюй, перевалил через Колымский хребет, добрался до реки Анадырь и вышел к побережью Тихого океана, произведя описание маршрута и составив первую карту Чукотки. Дмитрий Лаптев вернулся в Нижнеколымск, потом в Якутск, а оттуда, получив известие о производстве в капитаны, отправился через всю Сибирь в столицу империи – Санкт-Петербург.

Гибель «Якутска»

А зазимовавший на Хатанге Харитон Лаптев летом 1740 года попытался снова пробиться сквозь льды, но прохода не нашел. Хуже того, ветер сменился и начал нагонять лед. Судно затерло, началась течь.

Прежде чем «Якутск» погиб, команда выгрузила с судна все, что можно было спасти. Ледоход на реках помешал путешественникам сразу отправиться на юг по суше. И все же 21 сентября отряд Харитона Лаптева начал изнурительный переход по тундре, а 15 октября вышел к реке Блудной, где встал на зимовку. За зиму у Лаптева вызрело решение исследовать территории на собачьих упряжках. Своих людей он разделил на три группы. Первая группа – Семена Челюскина и двоих солдат – на собачьих упряжках пошла в западном направлении. Геодезист Никифор Чекин с солдатом и якутом-проводником направились к восточному побережью полуострова Таймыр. Сам Харитон Лаптев в сопровождении солдата на четырех собачьих упряжках отправился вглубь полуострова.

Вернувшись к заготовленной стоянке с продовольствием, Лаптев обнаружил, что она разорена – провиант и корм для собак растащили белые медведи и песцы. Тогда Харитон Прокофьевич решил идти на встречу с Челюскиным, которого отыскал 1 июня 1741 года. Но у Челюскина с припасами тоже было плохо. Путешественники нашли выход: они охотились на белых медведей, мясом которых питались сами и кормили им собак.

Изможденные, страдающие от тяжелой болезни глаз – снежной слепоты, – участники экспедиции шли тундрой, преодолевая половодье и разлив рек. Спасла их встреча с кочующими ненцами, которые на оленях довезли путешественников до Гольчихи. Оттуда на попутном судне Лаптев и его люди добрались до Дудинки. Там их ждал Чекин, которому удалось описать 600 километров берега.

Исследователи моря Лаптевых в родных краях

Проанализировав результаты работы трех групп, Харитон Прокофьевич пришел к выводу, что план исследований выполнен не полностью. Один участок побережья оказался неисследованным. Весной 1742 года отряд Харитона Лаптева снова выступил в путь и, лишь доведя дело до конца, вернулся в Европейскую Россию. В итоге экспедиция, нанесла на карту России более двух тысяч километров суши.

Отработав в северных экспедициях, исследователи моря Лаптевых продолжили службу во флоте. Дмитрий Яковлевич на пике карьеры в чине контр-адмирала командовал Кронштадтской эскадрой, в которой начинал службу гардемарином. Старший брат – Харитон Прокофьевич – вышел в отставку капитаном первого ранга. Оба брата вернулись в те самые поместья, которые когда-то покинули, чтобы выучиться на моряков. В поместьях они и упокоились, причем младший и тут обошел старшего, пережив его на целых восемь лет.

Море, берега которого описали Харитон Прокофьевич и Дмитрий Яковлевич, носило разные названия. Но с 1935 года оно официально называется морем Лаптевых.

Оставить комментарий