Главная » НАУКА » Супружеская верность: Происхождение моногамии

Супружеская верность: Происхождение моногамии

Парная связь у млекопитающих встречается довольно редко

Парная связь у млекопитающих встречается довольно редко

В какой-то момент ранней человеческой истории наши предки перестали спариваться беспорядочным образом (Ну, большинство из них) и приняли новую, более упорядоченную систему спаривания — моногамию. До сих пор не вполне понятно, почему произошел этот переход.

Один американский ученый использовал простое математическое моделирование, чтобы предсказать, как возник эволюционный сбой — и почему он оказал столь значительное влияние на формирование некоторых уникальных особенностей нашего вида.

Группы приматов обычно структурированы в иерархиях, основанных на доминировании, причем брачные привилегии ограничены несколькими самцами самого высокого ранга. Как объяснил Сергей Гаврилец из Университета Теннеси в своей статье, опубликованной недавно в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS):

Самцы были бы заперты в “социальной дилемме», где смещение своих усилий с конкуренции на заботу о своей паре дало бы им преимущество перед свободолюбивыми «ловеласами».

Модели исследователей предсказывают, что этот процесс начался, тогда когда мужчины с более низким рангом начали использовать альтернативную стратегию обеспечения для привлечения потенциальных женихов. Она развивалась дальше за счет эволюции женского выбора и предпочтения супружеской верности. По мере того как данная модель становилась все более популярной, все мужчины, за исключением тех немногих, кто занимал самые высокие места в иерархии, использовали новое поведение, чтобы ухаживать за своими будущими партнершами. Самки стали более отзывчивыми к этим чрезвычайно заботливым и защищающих их самцам и в тоже время, менее восприимчивыми к агрессивным и доминирующим.

До сих пор ведутся споры о том, является ли моногамия эволюционно успешной стратегией спаривания. Во-первых, именно низкоранговые (и потому “менее приспособленные к эволюции”) самцы больше всего выигрывают от типа тактики обеспечения, описанной в статье Гаврилеца. Мужчины с высшим рангом могут легко запугать и прогнать тех мужчин, которые находятся ниже по иерархии, что сделает «инвестиции» мужчин с низким рангом в отношения не оправданными. Но ученый объяснил это тем, что у самок в это переходное время начинают формироваться предпочтения быть обеспеченной заботой, и таким образом, «инвестиции» низкоранговых самцов окупаются.

Развитие моногамии породило ряд последующих эволюционных переходов, которые были весьма полезны для развития человека в целом и способствовали тому, что мы стали относительно уникальным видом.

«Это [парное соединение] позволяет отцам знать своих отпрысков (и наоборот). Это создает условия для эволюции родительской опеки, которая была необходима, чтобы компенсировать непропорционально высокие затраты на воспитание человеческих детей (из-за их большого мозга и запоздалой зрелости)”, — пояснил Гаврилец. «Признание родственных сетей упростило эволюцию внутригруппового кооперативного поведения, включая аллопарентальный уход.”

В настоящее время Гаврилец участвует в нескольких проектах, связанных с изучением происхождения человека и эволюции социальной сложности человека. Он планирует продолжить работу над моделями, призванными описать, как мог произойти переход от строго иерархических групп шимпанзе к эгалитарному обществу охотников-собирателей.

Оставить комментарий