Главная » ВЛАСТЬ » Лосось исчезает из реки Амур

Лосось исчезает из реки Амур

ХАБАРОВСК. От горбуши до кеты и сверкающих оранжевых шариков икры. Надежда Донкан вспоминает, как в ее деревне в дальневосточном районе Хабаровска столы ее детства всегда были полностью завалены рыбой.

Сейчас 57-летняя пенсионерка Надежда, представитель коренного нанайского народа, средства к существованию которого на протяжении веков зависели от лосося, нерестившегося в реке Амур, с любовью вспоминает прошлое. Это потому, что в последние годы основная рыба практически исчезла.

«Мы должны что-то сделать с этой ситуацией, иначе наши правнуки вообще ничего не увидят», — говорит Надежда.

Дефицит лосося в регионе — горячая тема в Хабаровске, которая волнует всех, а не только 22 500 коренных жителей региона. Проведите некоторое время в столице Хабаровске, где проживает почти половина из 1,3 миллиона жителей малонаселенного региона, и большинство из них скажет вам, что они больше не могут позволить себе рыбу, которой раньше было в изобилии.

С начала распада Советского Союза в 1991 году браконьеры на лосося продолжают процветать, ситуация достигла апогея в 2017 году.

«В том году в реку почти не попадала рыба», — сказала Любовь Одзял, возглавляющая Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края и возглавляющая команду единомышленников по привлечению внимания правительства к положению дел за последние три года. «Это был первый сигнал об этом ужасном положении дел».

Черный Дракон

Река Амур, также известная в Китае как река Черный дракон, занимает 10-е место в мире по длине. Впадая в Татарский пролив, разделяющий Японское и Охотское моря, она простирается на 4440 километров и образует границу между большей частью Дальнего Востока России и Китаем.

Лосось нерестится вдоль реки, прежде чем плыть вниз по течению в близлежащие моря и Тихий океан, где они проводят следующие два-четыре года, в зависимости от вида. Затем они возвращаются на свои первоначальные нерестилища, чтобы отложить икру. Вот здесь то их и ради мяса, и икры ловят браконьеры.

В интервью в своем офисе в Хабаровске на прошлой неделе Одзял объяснила проблему так, как она ее видит. Крупный бизнес, базирующийся в основном в Николаевске-на-Амуре, крупнейшем городе в устье реки, поглощает ресурсы, практически не оставляя их коренным народам, живущим выше по течению, ближе к городу Хабаровск на юге.

А поскольку запасы лосося в последние годы сократились из-за чрезмерного вылова рыбы, Одзял считает, что более строгие правила, введенные местными и федеральными властями, были предприняты за счет коренных жителей, а не компаний.

«Что они делают для региона, если у них есть эти привилегии?» — говорит она. «Этой рыбой живет весь Амур. Да, мы небогаты, но у нас есть рыба. Это наше богатство, больше нам ничего не нужно».

«Сказка»

Со своей стороны, представители бизнеса признают, что в середине 2010-х годов промысловая ловля лосося в Николаевске-на-Амуре быстро увеличивалась и велась достаточно «жадно». Некоторые из этих компаний получили поддержку в рамках федеральной программы, направленной на развитие экономики Дальнего Востока за счет предоставления компаниям налоговых и других льгот.

«Проблема началась из-за того, что гораздо больше компаний начали ловить рыбу и более интенсивно», — сказал Александр Поздняков, президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий бассейна Амура. «Если раньше компании были сосредоточены на первых 100 км реки, то затем они начали расширяться на 700 — 800 км вверх по течению».

Но Поздняков также поспешил указать, что с 2017 года были введены более строгие ограничения на местный промысел, поскольку проблема обнаружилась.

Из-за изменений, по словам Позднякова, наиболее важным было то, что были сокращены стационарные сети или «сетевые сети», которые раньше перекрывали большую часть ширины реки, что облегчало ловлю лосося.

Тем не менее, он не хотел бы возлагать всю вину на компании. По его словам, коренные народы также преувеличивают свое «бедственное» положение. Например, он утверждает, что в прошлом году было подано 30 000 заявок на получение специальных разрешений на рыбную ловлю для коренных народов, что больше, чем численность коренного населения всего региона, согласно официальной переписи населения, и это означает, что люди злоупотребляют особым статусом, предоставленным коренным народам.

«Еще они придумали сказку о том, что мы полностью не позволяем рыбе подниматься вверх по реке, а это просто неправда», — сказал Поздняков, добавив: «Это обычная битва за ограниченные ресурсы».

Мнения

Помимо коренного населения, рыбой озабочены и местные русские.

За последний месяц Хабаровск потрясен протестами против ареста популярного губернатора региона Сергея Фургала по нескольким обвинениям в убийстве совершенным 15 лет назад.

Митинги приобрели антикремлевский характер, и одна из главных жалоб протестующих заключалась в том, что их богатый природными ресурсами регион был разграблен из-за древесины, золота и рыбы в интересах столицы. Многие констатировали тот факт, что их рыба в Москве продается дешевле, чем в Хабаровске.

По словам Маргариты Крючковой, главного редактора FishNews.ru, из дальневосточного города 90% местного улова действительно идет на экспорт, большая часть идет в Азию, а остальная часть продается в остальную часть России.

Владивосток считает, что рыбный рынок не такой уж и «черный».

«Это компании, которые приносят рабочие места в регион», — сказала она.

После того, как Одзял подняла шум в местной прессе по поводу истощенных запасов лосося в 2017 году, некоторые из этих компаний переложили вину с себя на глобальное потепление.

То же самое сделал местный специалист из московского Федерального научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии, который прогнозирует, сколько рыбы возвращается на нерест каждый сезон. Он утверждает, что лосось покинул теплые воды Амура и ушел на Камчатку, полуостров на другом берегу Охотского моря от Хабаровска к северо-востоку.

Александр Заволокин, специалист по лососю Комиссии по рыболовству северной части Тихого океана заявил в Токио, что, хотя потепление вод повлияло на запасы рыбы в регионе в последние годы, Россия фактически выиграла в краткосрочной перспективе. В Японии, например, наблюдается резкое сокращение запасов, в то время как в России обычно более холодные воды достигли более оптимальной температуры для рыбы.

Но Сергей Коростелев, координатор программы устойчивого рыболовства Камчатского регионального отделения глобальной природоохранной группы Всемирного фонда дикой природы (WWF), сказал, что, несмотря на тенденцию к потеплению вод, вытесняющих лосося на север, на данный момент мало достоверных данных по Амуру. По его словам, даже на самой Камчатке в этом году улов снизился, поэтому аргумент не столь однозначен.

Алексей Кокорин, руководитель Климатической и энергетической программы WWF России, предупредил, что стало модным перекладывать ответственность с недобросовестного поведения людей на изменение климата.

«В данном случае говорить об изменении климата — глупо, это просто отговорка», — сказал он. «Что касается Амура, мы просто не получали этих сигналов».

Волки и зайцы

Российский федеральный научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии не ответил на многочисленные запросы о комментариях к этой статье.

Однако один из хабаровских специалистов группы согласился на интервью на условиях анонимности.

«Это естественный спад в сочетании с чрезмерной рыболовной нагрузкой. Так всегда бывает », — сказал специалист. «По мере роста запасов — рыбаки увеличивают свои мощности, но когда он падает, рыбаки продолжают ловить по инерции».

«Это закон «волков и зайцев», закон природы», — добавил специалист. «Когда становится меньше добычи, хищник вымирает. Когда хищник умирает, добыча восстанавливается».

Любовь Бувалина, старший помощник прокурора города Николаевска-на-Амуре, до 2017 года пыталась помешать компаниям продолжать чрезмерный вылов рыбы, а браконьеров от незаконного промысла и отлова косули. Но она призналась, что ее усилия оказались тщетны.

«К тому времени, как мы попадаем на место, браконьеры как правило уже предупреждены и уходят», — сказала она. «Это огромная территория с небольшим количеством людей. Нам нужно больше ресурсов для этой работы. Вам нужны дроны».

Вместо этого, по ее словам, в последние годы сокращались бюджеты. Если в прошлые годы в Николаевске-на-Амуре работало более 40 рыбохозяйственных служб, то сейчас их число сократилось до четырех.

И хотя группы коренного населения и представители бизнеса согласны с тем, что с 2017 года правила улучшились, местный офис WWF сообщил об очень небольшом количестве рыбы, попадающей в Амур и его притоки за последние два года.

Михаил Скопец, местный ихтиолог и автор книги «Лососевые рыбы Дальнего Востока России», считает, что это произошло потому, что жизненный цикл лосося таков, что теперь потребуется около десяти лет, чтобы восстановить прежние уровни.

Оставить комментарий